Авторское исследование проблемы определения финансовой неустойчивости и противодействия рискам банкротства

В данной части автор предложит Вам, Уважаемый читатель, познакомиться с исследованием автора по актуальным темам противодействия рискам банкротства.

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Обеспечение устойчивого роста экономики требует разрешения ряда концептуальных задач, что предстает через призму комплексной взаимосвязи общемировых, российских и локальных факторных процессов, стимулирующих бифуркационные тренды в недостаточной степени управляемой динамике нестабильности в экономике. На общемировом уровне важную роль в интенсификации бифуркационной максимизации кризисной динамики рисковой среды существования предприятий играет взаимосвязанный процессный тандем глобализации и информатизации, проявление которого в рамках отечественного рынка фактически столкнуло статичную бизнес-среду с новой реалией общемировой конкуренции и максимизации доступности информации в пространстве и времени, что стимулировало развитие ограниченной интенсификации логистического распространения информационных потоков в условиях переходной экономики. На общероссийском уровне развития указанных процессов важная доля в трендовом императиве интенсификации рисковой среды отводится на недостаточную проработанность, во-первых, отдельных нормативно-правовых аспектов и, во-вторых, дисбаланса эмпирико-фундаментальной динамичности ключевых компетенций высшего руководства предприятий, что в тандеме усиливает бифуркационные рисковые тренды в экономике. На локальном уровне эмпирико-фундаментальный механизм управления рисками чаще всего строится в рамках принципа атомарности компании путем абстрагирования, в результате чего опускается системный анализ связанных с компанией сторон и бизнес-среды в рамках единого комплексного научного подхода. Недостаточно развитым остается механизм единого комплексного анализа рисков в рамках нестабильной среды существования предприятия через призму кумулятивной совокупности предприятий в рамках аналитического критерия комплексности, что способно минимизировать негативные тренды функционирования отдельного предприятия в рисковой среде.

В условиях бифуркационной максимизации динамических трендов развития внешней среды все большую актуальность приобретает управление рисками, которое, с одной стороны, основывается на сущностных мультипараметрических градационных компонентах, составляющих парадигму риска как явления и, с другой стороны, важной эмпирической гранью выявления подобных компонент является сущностная конструкция управления рисками. Потенциальное и реальное дисбалансированное состояние ликвидности, кризисные тренды динамики абсолютных и относительных показателей деятельности компаний на рынке и факторы, порождающие различного рода риски, которые требуют привлечения определенных управленческих ресурсов. В данных условиях возрастает интерес к управлению рисками предприятий в условиях кризисных трендов развития внешней и внутренней среды компании.

Управление рисками сегодня все больше строится на применении мощного математического аппарата, который призван выявить количественные характеристики объекта и субъекта управления. Вместе с тем, значительный интерес сегодня могут представлять комплексные матрично-регрессионные методики повышения эффективности риск-менеджмента. С одной стороны, данные методики могут являться частью системы сбалансированных показателей, с другой стороны, важным компонентом управления рисками.

Разработка, развитие и использование систем анализа рисков подобного типа призвано разрешить важную проблему: выделить основные рисковые проблемы того или иного сегмента экономики в целом, для чего требуются именно комплексные системы анализа и оценки рисков. Аккумуляция рисков автоматически переводит компанию в разряд экономически неустойчивых и имеющих внутреннюю топологию нестабильности в условиях резких кризисных изменений внешней среды. Кризисность одновременно нескольких крупных предприятий может стать кризисом для региона, в котором данные компании осуществляют свою деятельность, особенно, когда предприятие становится неким экономическим центром развития какого-либо села, муниципального образования или района крупного мегаполиса. Предотвращение экономической неустойчивости отечественных компаний невозможно без создания комплексной базы для анализа рисков существования организации в целом.

Наряду с указанным, в условиях развития подотраслей народного хозяйства, важным может оказаться выявление зависимостей развития отдельного сегмента народного хозяйства от других связанных секторов экономики, что может повысить качество управления рисками в целом за счет более четкой локализации положения отдельно взятого сегмента.

В указанных условиях интерес могут приобретать именно комплексные системы анализа и управления рисками. В условиях ограниченности данных из внутренней среды отдельного предприятия, подход к анализу управления рисками должен быть особым, способным учитывать данную особенность.

Актуальность проблемы мультиплицируется в силу низкой фактической рентабельности многих отечественных компаний различных секторов экономики, многие из которых сегодня находятся в нестабильном экономическом положении, что, прежде всего, связано именно с недостаточной эффективностью риск-менеджмента самих отечественных предприятий и их комплексов. Также актуальность проблемы возрастает вследствие массированного вступления более эффективных в экономической, инвестиционной и операционной деятельности зарубежных глобальных и транснациональных производителей на отечественные рынки товаров и услуг. Ввиду этого, проблема развития методического аппарата в отношении анализа и управления рисками становится особенно актуальной.

Фактором императива при разработке фундаментальной концепции служит эмпирическое приложение научных парадигм, на которых та или иная теория базируется. Верификация эмпирического эффекта применения парадигмальных конструкций может быть проведена в рамках подотрасли птицеводства, которая на сегодняшний день предоставляет хорошие условия для анализа эффективности методик при их эмпирическом приложении. С одной стороны, данная подотрасль имеет достаточно высокую среднеотраслевую рентабельность, с другой стороны, высокая доходность зачастую граничит с высокими потенциальными и реальными рисками внутренней и внешней среды компании. Вместе с тем, исследование приложения моделей и методов управления в рамках отдельной подотрасли практически трудно выполнимо без четкого выделения сущностных компонент отдельных элементов, в нее входящих.

Названное выше показывает, что фундаментально-эмпирическая верификация и методическое обеспечение процессов совершенствования экономических механизмов риск-менеджмента отечественных предприятий являются сегодня важными и значимыми.

Степень разработанности проблемы исследования.

В теории и практике экономики и управления народным хозяйством имеется значительный раздел, посвященный вопросам риск-менеджмента, который был разработан видными отечественными и зарубежными теоретиками.

Фундаментальные концепции сущности риска через призму кумуляции научных парадигм прослеживаются в трудах таких видных отечественных экономистов, как Л.И. Абалкин, А.Г.Аганбегян, А.А. Анфиногентова, О.Т. Богомолов, С.Ю. Глазьев, Т.И. Заславская, В.В.Ивантер, В.В. Кулешов, В.И. Маевский, В.Л. Макаров, Н.Я. Петраков, А.И. Татаркин.

Сущность рисков в условиях становления экономики инновационной направленности рассмотрена в трудах таких экономистов, как К.В. Балдин, С.П. Бараненко, Д.Н.Вовк, Г.И. Гумерова, В.Г. Зинов, В.А. Первушин и другие.

Парадигма управления рисками в условиях кризисности внутренней среды предприятий в рамках факторного подхода верифицируется такими видными отечественными специалистами, как Л.П. Белых, О.А. Блинова, А.С. Большаков, Е.П. Жаровская, Н.Ю. Круглова, И.К. Ларионов, А.Н. Раппопорт, Н.Ю.Тихомиров и другие.

Риск как явление в его тандемной взаимосвязи с финансами и экономической теорией в аспекте моделирования рисков рассмотрено в трудах таких отечественных ученых, как Г.Н.Белоглазова, Л.П. Кроливецкая, А.И. Леусский, Н.А. Савинская, Л.С. Тарасевич и другие.

Концепция риска через призму политико-правового подхода рассмотрена в трудах таких видных отечественных ученых, как А.А. Дынкин, В.В. Журкин, И.Д. Иванов, В.И. Ишаев, П.А. Минакир, Симония Н.А., Р.М. Энтов.

Сущность риска через призму управления рисками затронута в трудах таких отечественных ученых, как А.Г. Ивасенко, Д.В. Исаев, Г.Н. Калянов, П.П. Ковалев, С.Р. Моисеева, М.А. Рогов, А.Н. Ряховская, К.В. Сафарян, Е.С. Стоянова, и другие. Ими рассмотрены ключевые вопросы, относящиеся к парадигмальным конструкциям установления фундаментально-эмпирической сущности риска и управления рисками: теоретические аспекты, методологическая база, роль и содержание рисковых механизмов, состояние и перспективы развития риск-менеджмента в целом с позиций научных парадигм.

Рассмотрению отдельных аспектов управления рисками во взаимосвязи с проблемами социально-экономической безопасности региона посвящены исследования уральской экономической школы (Г.А. Агарков, И.С. Важенина, А.Н. Головина, В.П. Иваницкий, А.А. Куклин, А.Г. Мокроносов, В.П. Неганова, Е.В. Попов, О.А. Романова, А.Г. Светлаков, А.И.Татаркин, А.Г. Шеломенцев).

Математический инструментарий при анализе и оценке рисков с использованием современных вычислительных средств рассматривается в трудах таких видных отечественных ученых, как Ф.Т. Алексерова, И.К. Андриевской, В.Р. Банка, В.В. Дика, В.С. Зверева, Л.Н. Красавиной, Полтеровича В.М. и других. Перечисленные авторы используют математический аппарат прогнозирования рисков в его взаимосвязи с применением современных средств ЭВМ.

Значительный вклад в разработку разрешения проблем в области анализа, прогнозирования и управления рисками внесли J. Aragones, C. Blanco, K. Dowd, Drucker P.F., Follett M.P., J. Hull, J.S. Jordan, A. Katolay, M. Miller, R.L. Miller, N.D. Pearson, P.S. Rose, A. Shah, Thomas S., D.D.VanHoose, Yuh-Dauh Lyuu и другие. Ими рассмотрен широкий спектр эмпирико-фундаментальных вопросов в области различных аспектов риска и управления им.

Сущности птицепродуктового комплекса и его значимости для экономической системы страны много уделено внимания в работах таких видных отечественных экономистов, как Ю.И.Агирбов, А.П. Зинченко, А.П. Леснов, К.П. Личко, В.И. Назаренко, В.П. Неганова, О.Д.Рубаева, В.В. Шайкина, Б.И. Яковлева, В.Б. Яковлева и других ученых. Ими рассмотрены вопросы сущностных характеристик птицепродуктового подкомплекса и его соотношения с подотраслями агропромышленного комплекса.

Вместе с тем, ряд актуальных вопросов, связанных с научным совершенствованием экономического механизма управления рисками на предприятиях России, позволяющих повысить их хозяйственную стабильность в современный период, остается недостаточно изученным, что предопределило цель и задачи данного диссертационного исследования.

Целью диссертационной работы является разработка теоретических и методических положений по совершенствованию экономического механизма управления рисками на предприятии. Следуя цели исследования, поставлены и решены следующие задачи:

1) Уточнить и дополнить понятийно-категориальный аппарат на основе обобщения теоретических подходов к совершенствованию механизма управления рисками.

2) Разработать методику комплексного анализа рисков, позволяющую взвешенно оценить экономические риски предприятия с позиций рисков абсолютных изменений балансовых показателей, рисков дисагрегации ликвидности, рисков финансовых коэффициентов, рисков основных показателей результативности деятельности предприятия, рисков деловой активности, рисков рентабельности и рисков банкротства.

3) Сформировать методический аппарат комплексной оценки рисков для совокупности предприятий в рамках отдельно взятого сегмента народного хозяйства на основе комплексного А-матричного анализа.

4) Разработать алгоритм прогнозирования рискового развития отдельно взятого сектора экономики по компонентам рисков А-матрицы.

Объектом исследования является деятельность предприятий регионального АПК.

Предметом исследования является система экономических отношений, возникающих в процессе управления рисками на предприятии.

Теоретическую и методологическую основу исследования составили положения экономической теории, теорий управления, менеджмента, переходной экономики, управления рисками, синергетического, институционального подходов, системного анализа, математического моделирования и др., которые представлены в работах отечественных и зарубежных ученых.

Основные методы исследования. В работе использованы историко-ретроспективный, экономико-статистический, монографический, расчётно-конструктивный, экономико-математический методы с применением пакетов прикладных компьютерных программ.

Информационная база исследования. Эмпирическую и информационную базу диссертационного исследования составили данные статистической отчетности РФ, Минсельхоза России, Всемирного банка, данные международной статистики, материалы научных и научно-практических конференций, результаты собственных исследований автора.

Работа выполнена в рамках исследований Учреждения Российской академии наук Института экономики Уральского отделения РАН.

Научные результаты, полученные автором, и их новизна:

1) Раскрыта сущность "экономического механизма управления рисками", заключающаяся в определении системы, позволяющей минимизировать риски за счет повышения оперативности принятия управленческих решений предприятием в условиях экономической нестабильности. В этой связи уточнены определения "риск", "управление", "механизм", "экономический механизм" и предложена типология экономических механизмов управления рисками, позволяющая совершенствовать качество принятия управленческих решений.

2) Разработана комплексная методика системной оценки рисков предприятия, позволяющая оценить результаты его хозяйственной деятельности как в условиях избыточности информации, так и в условиях ее недостатка и искажения, минимизируя требования к компетенции высшего руководства в условиях применения оптимизационных трансформаций отчетности.

3) Предложена модель системной оценки рисков совокупности предприятий на основании комплексной А-матрицы, ориентированная на совершенствование экономического механизма управления рисками посредством анализа институциональных позиций предприятия, конкурентов, аффилиированных, а также субординированных партнеров и сторонних не надзорных институтов, что ведет к увеличению степени независимости принятия управленческих решений предприятием.

4) Разработан алгоритм прогнозирования стратегического развития совокупности предприятий, позволяющий определить условия стабильности сектора экономики, используя модель системной оценки рисков предприятия в соответствии с компонентами А-матрицы.

Указанные элементы научной новизны соответствуют пунктам 10.11 (механизмы и методы принятия и реализации управленческих решений; риск-менеджмент) и 10.12 (Оценка управления организациями как социальными и экономическими системами. Критерии оценки эффективности управления. Методы и показатели оценки результативности управления) паспорта специальности 08.00.05 "Экономика и управление народным хозяйством по отраслям" (менеджмент).

Теоретическая значимость выполненной диссертационной работы заключается в обосновании системного А-матричного подхода к анализу рисков, в развитии понятийно-категориального аппарата в области управления рисками и разработке научно-методического инструментария, что вносит определенный вклад в развитие теорий системного и факторного подходов в риск-менеджменте.

Материалы диссертации могут служить основой для дальнейших научных разработок по избранной теме.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования государственными структурами и прочими заинтересованными лицами теоретико-методических результатов как основы стратегического управления рисковым состоянием предприятий и организаций региона.

Результаты исследования могут использоваться в учебном процессе в изучении дисциплин "менеджмент", "риск-менеджмент", "антикризисное управление", "финансовый менеджмент", "банковское дело", "антикризисное управление кредитными организациями", "экономический анализ", "комплексный экономический анализ хозяйственной деятельности", "международные стандарты аудита", "эконометрика" и др.

Апробация результатов исследования.

Отдельные положения диссертации докладывались на 7 международных (Екатеринбург, 2009г., 2010г., 2011г.; Чебоксары, 2010г.; Липецк, 2010г.; Пятигорск, 2010г.; Воронеж, 2010г.), 6 всероссийских (Москва, 2009г., 2010г.; Ярославль, 2010г.; Екатеринбург 2010г.; Иркутск, 2010г.; Казань, 2009г.) и 6 региональных (Тольятти, 2010г.; Екатеринбург, 2009г., 2009г., 2009г., 2010г., 2010г.) научных и научно-практических конференциях.

Разработанные в диссертационном исследовании элементы научной новизны были практически апробированы в следующих организациях, предприятиях и учреждениях. Методика комплексной оценки рисков предприятия и модель системной оценки рисков сегмента экономики на основании комплексной А-матрицы применяются в организации учебного процесса ФГОУ ВПО "Уральский государственный университет им. А. М. Горького", с 2010г. - АОУ ВПО "Уральский Федеральный Университет", в организации учебного процесса в НОУ ВПО "Уральский институт бизнеса", а также в организации учебного процесса ФГОУ ВПО "Уральская государственная сельскохозяйственная академия".

Также материалы настоящего исследования применяются в ОАО "Столичный Торговый Банк", в Санкт-Петербургском филиале; в ОАО "ВУЗ-Банк", г. Екатеринбург; ГУП СО "Птицефабрика "Свердловская"; ООО "Птицефабрика "Богдановичская".

Практическое использование результатов исследования отражено в актах о внедрении.

Публикации. По теме исследований автором опубликовано 34 научные печатные работы общим объёмом 179,54 п.л. (в т.ч. авторских - 179,54 п.л.), из них в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определённых ВАК - 15 ("Аграрный вестник Урала", "Известия ИГЭА (электронный журнал)" и "Известия Уральского государственного университета"). Результаты исследований представлены в 4 индивидуальных монографиях: "Самоучитель по антикризисному управлению для директоров и владельцев фирм" (Екатеринбург: Полиграфист); "Антикризисный риск-менеджмент на птицефабриках Уральского федерального округа в условиях экономической нестабильности" (Екатеринбург: Астер-Ек); "Управление рисками в бизнес-системах птицепродуктового подкомплекса в условиях экономической нестабильности" (Екатеринбург: Астер-Ек); "Самоучитель по комплексному финансовому анализу и прогнозированию банкротства" (Екатеринбург: Полиграфист), а также в других журнальных статьях.

Структура работы отражает логику исследования и состоит из введения, трех глав, заключения, а также списка использованной литературы и приложений, изложенных на 231 странице печатного текста. Исследование содержит 40 рисунков, 11 таблиц, 215 формул и 1 приложение. Список использованной литературы состоит из 292 источников.

Во Введении обоснованы актуальность темы исследования, степень разработанности проблемы, сформулированы цель и задачи, определены, объект и предмет, содержится характеристика научной новизны, теоретико-методических основ, информационной базы, методов исследования, практической значимости полученных результатов.

В первой главе "Теоретические основы формирования экономического механизма управления рисками" раскрыта сущность основных понятий, используемых в исследовании: риск, управление, экономический механизм управления рисками, стабильное предприятие, стабильность совокупности предприятий, выявлены основные рисковые проблемы предприятий. Предложена типологизация экономических механизмов управления рисками.

Во второй главе "Методические подходы к совершенствованию экономического механизма управления рисками" рассмотрен методический аппарат анализа и оценки риска. Проведен анализ динамики основных трендов макроэкономического развития Российской Федерации за последние 10-20 лет, а также проведен анализ трендового развития отдельных подотраслей АПК, включая птицепродуктовый подкомплекс России и Свердловской области, с начала ХХ века по начало 2011г., в результате чего была сформирована выборка для выявления значимых трендов, взаимосвязей и взаимозависимостей развития отраслей. На основе проведенного анализа методического аппарата и ретроспективных трендов выявлены основные проблемы эмпирического приложения парадигмальных концепций к управлению рисками в условиях совокупностей предприятий, на основании чего разработаны рекомендации по совершенствованию механизма управления рисками.

В третьей главе "Оценка функционирования экономического механизма управления рисками на предприятиях птицепродуктового подкомплекса" проведено исследование предприятий птицепродуктового подкомплекса Уральского федерального округа через призму А-матричного анализа, в результате чего выявлено фактическое состояние птицеводческого сектора региона по основным значимым рисковым показателям, что явилось основанием для разработки стратегии развития атомарных предприятий в рамках птицепродуктового подкомплекса. Проанализирована эффективность применяемых методик в рамках концепции стратегического развития предприятия на основе А-матричного анализа.

В Заключении работы обобщены основные результаты, сформулированы предложения и рекомендации.

Глава 1. Теоретические основы совершенствования

экономического механизма управления рисками

1.1. Сущность риска в условиях экономической нестабильности

В данном подпункте рассмотрены условия функционирования предприятия в современной российской действительности. Определена сущность экономической нестабильности посредством логического абстрагирования от сущности обратного явления - экономической стабильности. Указанный анализ служит важным компонентом риска, потому рассмотрение риска имеет больший смысл при условии тандемного рассмотрения риска с текущим состоянием экономики РФ. Далее в пункте приводятся научные парадигмы детерминации сущности риска через призму освящения достоинств и относительных недостатках каждой парадигмы, на основании чего дополнена сущность риска как она воспринимается в рамках императива настоящего исследования.

Следует отметить, что в рамках настоящего исследования абстрагировано от юридической сущности понятие предприятие, принимая во внимание факт экономической тождественности сущностей организации и предприятия, который принят в рамках настоящего исследования.

Важной составляющей функционирования любого предприятия является риск. Риск можно представить как вероятность наступления либо не наступления какого-либо события или группы связанных событий. Более подробно сущность риска с учетом существующих научных парадигм рассмотрена далее в рамках данного пункта главы.

Текущие условия функционирования экономики можно представить как экономическую нестабильность, которая предстает как набор рисков. Ретроспективный анализ экономической нестабильности в рамках призмы императива настоящего исследования представлен в пункте 1 главы 3.

Рассматривая стабильность как залог функционирования совокупности предприятий, невозможно не рассмотреть противоположное явление - экономическую нестабильность.

Экономическая нестабильность присуща как Российской экономике в целом, так и атомарным предприятиям в частности. Отдельным отраслям также присущи черты экономической нестабильности. Исследуя экономическую нестабильность методом корреляционно-регрессионного анализа, следует учесть, что развитие отраслей экономики взаимосвязано между собой.

Важным риском для предприятий в РФ сегодня является риск инфляции и обесценивания денежных средств. На рис. 7 показаны официальные уровни инфляции за последний период. Средняя величина инфляции в период с 2000 по нач. 2010г. составляла около 8% годовых по официальным данным. Так, по данным информационного агентства Атэмар , одним из наиболее рентабельных типов предприятий были птицефабрики, при этом, в период с 2006 по 2010гг. рентабельность производства яйца в целом по стране равнялась 14%, а производство мяса птицы имела среднюю рентабельность ниже нуля. По некоторым данным , совокупная рентабельность отрасли по стране составляет в среднем 15 - 20 процентов. Если принять уровень обесценивания денег в 13% , то получится, что рентабельность птицеводства как одной из самых прибыльных отраслей экономики составляет всего 1 - 7%, что, при крайне отрицательной рентабельности производства мяса птицы в среднем по стране, накладывает существенный риск на деятельность отрасли в целом. Таким образом, влияние инфляции можно наглядно просмотреть на примере такой рентабельной отрасли, как птицеводства.

Вторым риском для отечественных предприятий является риск высокого значения показателей импорта товаров, работ и услуг в РФ, в частности, импорта продовольственной продукции, финансовых услуг, промышленной и химической продукции. Появляются риски, с одной стороны, международной конкуренции, с другой стороны, риск качества конечной продукции отечественных предприятий.

Третьим существенным риском для отечественных предприятий является риск колебаний курсов валют, поскольку значительная часть товаров, работ и услуг, а также значительная часть ожиданий населения связана с курсом иностранной валюты, что может накладывать существенные риски на деятельность компаний.

Четвертым заметным риском для предприятий является риск колебаний цен на нефть. Цена на нефть закладывается в прогнозируемый бюджет РФ на следующий год, и, таким образом, вследствие резкого изменения цен на нефть могут происходить существенные изменения количества и качества государственной поддержки предприятий отраслей. Также цены на нефть и энергоносители существеннейшим образом влияют на стабильность экономической обстановки в стране, что может влиять на банковские ставки, покупательскую способность населения, рост цен и прочие значимые показатели.

Пятым фактором риска для отечественных предприятий является колебание уровня ставки по банковским кредитам и депозитам. Дороговизна кредитов и высокий рост депозитов как альтернативы вложения средств , несомненно, с одной стороны, снижают конкурентоспособность отечественных компаний вследствие отвлечения средств, с другой стороны, влияют на конкурентоспособность конечной продукции и на финансовые риски организации как субъекта хозяйствования.

Шестым фактором риска для отечественных компаний являются показатели движения агрегатов денежной массы, которая определяет максимальную величину сегмента рынка, следовательно, накладывает существенные риски на развитие предприятий.

Кроме рисков макросреды, существуют и риски мезосреды но уже применительно только к узкому сегменту национальной экономики, например, сельскому хозяйству. Так, например, корреляционно-регрессионным анализом установлена тесная зависимость между показателями развития отрасли растениеводства - подотрасли производства зерна по показателю валового сбора, - и подотрасли птицеводства. Следовательно, риски развития данной подотрасли АПК могут существенно повлиять и на развитие птицеводства в России. Корреляционно-регрессионным анализом установлена существенная зависимость между развитием отрасли животноводства и его подотраслями: овцеводство и козоводство, молочное и мясное скотоводство, свиноводство и другие, - с птицеводством. Установлено, что риск не комплексного развития АПК сегодня накладывает существеннейшие риски на птицеводство в целом.

Заметным риском для отечественных предприятий является риск количества и качества рабочей силы на местах. Поскольку большинство предприятий расположены вдали от крупных региональных промышленных центров, например, в сельской местности или на окраине города и прочих населенных пунктов, то такие предприятия существенным образом зависят от уровня населения на местах, в частности, населения в сельской местности. До 2008г. в Свердловской области и в целом в Уральском Федеральном округе наблюдался существенный спад количества сельского населения. Эффективная политика органов государственной власти и местного самоуправления в Свердловской области и в других субъектах УрФО по привлечению на работу в сельскую местность иммигрантов, а также возвращение в сельскую местность некоторой части населения вследствие экономического кризиса, с конца 2008г., - привели к существенной смене тренда.

Особого внимания заслуживает рассмотрение ситуации рецессии применительно к сельскому хозяйству Свердловской области. Рецессия 1990-х годов отбросила данную отрасль на уровень начала 1950-х гг., то есть, на послевоенное время. За последние 11 лет в Свердловской области достигнут уровень производства в подотрасли птицеводства сопоставимый с уровнем начала 1983 года по показателю массы мяса птицы в убойном весе. Сегодня область входит в пятерку ведущих областей РФ по производству продукции птицеводства, прежде всего, по производству мяса птицы и по поголовью птицы. Превзойти все риски, присущие данной подотрасли в начале 1990-х годов, на сегодняшний день так и не удалось. Риски птицеводства стали обратно коррелировать с некоторыми макроэкономическими рисками внешней среды, что связано, прежде всего, с инвестиционной привлекательностью подотрасли в целом, а также с эффективной политикой РФ в сфере поддержки сельского хозяйства и осуществления политики протекционизма отечественной продукции птицеводства. Рассматривая отдельный сегмент только отрасли сельского хозяйства, подотрасль птицеводства, следует отметить, что пик рецессии отрасли в современной истории России пришелся на 1998 год, когда уровень развития птицеводства упал до послевоенного уровня середины 1950-х годов, при этом, промышленное производство курицы упало до послевоенного уровня конца 1940-х годов. С 1999 года тренд развития подотрасли начал меняться и вплоть до 2010 года остается в целом положительным.

Как следствие совокупности рисков, для повышения эффективности своей деятельности, предприятия птицеводства вынуждены гнаться за количественными показателями прироста яйценоскости кур и прироста мясной массы цыплят, в частности, бройлеров. Прирост стал возможен за счет использования импортных кур, кормов, биодобавок и витаминов, лекарств и антибиотиков, а также современных импортных технологий для доведения продукции до готовности к конечному потреблению, например, использование импортных коптильных жидкостей вместо коптильных цехов. Все это несколько снимает финансовые риски с деятельности птицефабрики, но вот риски по моделям NZFSA , RAM , HSE и прочим аналогичным моделям, связанных с рисками именно продовольственной безопасности страны, существеннейшим образом возросли. Как показали данные рискового анализа птицефабрик Свердловской области и Уральского Федерального округа, исследуемые предприятия работают также и в условиях повышенного внутреннего финансового риска и прочих рисковых факторов.

Следует также рассмотреть основную динамику развития отдельных отраслей народного хозяйства в РФ. Кризисным сдвигом для многих отраслей явился период распада СССР и коренной переход к рыночной перестройке экономики. Недостаточное внимание и поддержка государства и рынка отдельным отраслям привели к стагфляции некоторых сегментов народного хозяйства.

В целом, предприятия функционируют в условиях нестабильности внешней среды. Экономическая нестабильность предстает как совокупность рисков внешней среды. Когда данные и прочие риски накапливаются в рамках отдельно взятого предприятия, следует говорить о рисковости самой компании, о том, что она является нестабильной.

Рассмотрев нестабильность как фактор функционирования предприятия в современных российских условиях, необходимо также рассмотреть основной залог успешного функционирования компании - состояние экономической стабильности.

Предприятие можно считать стабильным, если сумма рисков, рассчитанная по матричной системе оценки рисков предприятия, разработанной в рамках исследования и данная во второй главе настоящего исследования, составляет менее 100 баллов, при этом, сумма рисков абсолютных изменений баланса менее 12 баллов, рисков экспресс-ликвидности - менее 3 баллов, рисков относительных финансовых показателей баланса - менее 12 баллов, рисков ликвидности баланса - менее 12 баллов, риска по абсолютным величинам Ф2 - менее 15 баллов, рисков деловой активности - менее 7 баллов, рисков рентабельности - менее 15 баллов, рисков банкротства - менее 24 баллов. Такая компания является устойчивой. Если сумма баллов превышает 100, то можно говорить о нестабильном рисковом положении отдельно взятого предприятия, а если 200 баллов - то стоит говорить о кризисности отдельно взятой организации.

Также следует уточнить понятие стабильности применительно к совокупности предприятий. Согласно императиву исследования, совокупность предприятий является стабильной, если средняя арифметическая сумма баллов по отдельно взятому предприятию и сумма баллов граф конкуренции разработанной в рамках исследования А-матрицы, данной во второй главе настоящего исследования, составляет менее 100 баллов. Если средняя арифметическая суммы баллов указанных ячеек А-матрицы составляет более 100 баллов, то следует говорить об экономической нестабильности, характерной для совокупности предприятий, а если более 200 баллов - то о кризисности такой совокупности в целом.

Также важным фактором является детерминация сущности риска, поскольку деятельность предприятия неразрывно связано с данным понятием.

Всю совокупность подходов к определению понятий риск применительно к предприятию можно разделить на пять основных подходов: системный , весовой , видовой , факторный , нейронно-математический и специфический; так в области птицеводства в РФ сформировался подход определения риска через определения риска деятельности птицеводческого хозяйства методом оценки конкурентоспособности птицефабрики на рынке за счет параметрической , либо CVP-системы . Системный подход классифицирует риски по основным сферам деятельности. Весовой подход подразумевает, что предприятие резервирует часть капитала под риск, т.е. закладывает в риск определение VaR или экономического капитала в концепции RADOC, хотя для многих предприятий в РФ данный метод пока слабо адаптирован. Видовой подход классифицирует определенные лимиты деятельности предприятия, подразумевая возможные причины появления финансовой неустойчивости, банкротства, нарушения нормальной деятельности предприятий данной отрасли и прочие основные проблемы, которые могут привести к нарушению нормальной деятельности компании, вводя определенные лимитирующие нормативы. Факторный подход рассматривает предприятие как систему, развивающуюся в условиях неопределенности и риска, следовательно, все риски можно разделить на риски внешней (макро и микросреды) и внутренней среды. Нейронно-математический подход к определению риска рассматривает предприятие через призму комплексных математических процессов, анализирующихся с применением современных нейронных сетей анализа коммерческой деятельности, хотя для применения на отдельных предприятиях РФ в условиях экономической нестабильности данный подход пока недостаточно адаптирован. Подход определения риска через определения риска деятельности предприятия методом оценки конкурентоспособности на рынке за счет параметрической, либо CVP-системы сложился на практике, в частности, на отечественных птицефабриках. Данный подход базируется на предположении, что лидерство в определенном сегменте рынка обратно коррелирует с уровнем значения показателя риск. Причем, параметрическую модель данного подхода, исходя из данных проведенного исследования, используют в подавляющем большинстве коммерческие птицефабрики, а модель, ориентированную на издержки и цену - в основном - государственные унитарные предприятия. Еще более кратко все подходы к определению риска на предприятии можно свести к подходам, рассматривающих риск определенных действий и подходы, рассматривающие риски существования.

Необходимо также анализировать то, кто именно является позиционным институтом рисковой среды определенного предприятия или группы предприятий. Среди основных видов и типов институтов можно выделить само предприятие, заинтересованные органы, особое место среди которых занимают налоговые органы, также можно выделить международные институты, и сторонних институтов (не надзорных органов) как особый субъект наблюдения за рисками, которые, в свою очередь, могут быть поставщиками, подрядчиками, посредниками, институциональными покупателями (например, фирмы-покупатели,), заинтересованной аудиторией.

Институциональная позиция [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Среди основных институциональных позиций наблюдения за рисковой средой следует выделить государство, международные институты, заинтересованные органы, аффилиированных и субординированных партнеров, внутреннюю среду предприятия, конкурентов и сторонних институтов (не надзорных органов). Каждый субъект определенной институциональной позиции имеет собственные цели и задачи управления рисками и механизмы управления рисками. Также методы, цели, задачи и механизмы управления рисками зависят во многом еще и от внутренней позиции партисипации внутри отдельной институциональной позиции. Так, например, во внутренней среде предприятия следует выделить такие позиции партисипации, как позиция владельцев, которая в долгосрочной перспективе во многом направлена на максимизацию прибыли, позицию топ-менеджеров, которая корректируется через призму позиции топ-менеджеров, позицию персонала, которая во многом определяется операционной деятельностью. Внутри каждой позиции партисипации можно выделить собственные механизмы управления рисками.

Среди заинтересованных органов следует выделить отдельно налоговые и таможенные органы. Указанное выделение производится на основе абстрагированной сепарации рисковой среды. Так, существуют случаи, когда таможенные органы поднимали риск банкротства для отдельных типов компаний в сепарации от налоговых органов и наоборот.

Среди сторонних институтов не надзорных органов следует выделить покупателей, в особенности, корпоративных, посредников (в частности, банки), подрядчиков и заинтересованную аудиторию. Каждая указанная позиция партисипации имеет собственные внутренние цели и задачи, а также механизмы управления рисками, влияя на рисковую среду предприятия.

В рамках международных институтов можно выделить коммерческие институты (например, международные рейтинговые агентства, которые в настоящее время приобритают все большую популярность в качестве финансовых и рисковых аналитиков для отечественных компаний) и межгосударственные институты. Влияние последних на рисковую среды предприятий можно просмотреть, например, через влияние институтов IASB (International Accounting Standards Board - Совет по международным стандартам бухгалтерского учета) и IFAC (International Federation of accountants - Международная федерация бухгалтеров (совет по аудиту)), введение нормативов которых в обязательном порядке в банковскую сферу России существенно повысило степень рисковости банковской деятельности, ужесточив и одновременно сделав деятельность банков и парабанковской системы прозрачной, что, в свою очередь, способствовало серии банкротств банков в России.

Следует также определить сущность аффилиированных и субординированных партнеров. Аффилиированные партнеры - это организации, оказывающие существенное влияние в деятельность отдельных предприятий на основании различных фиксированных контрактарно условий. Обычно аффилиация связана с акционированием и приобретением мажоритарного и одновременно не контрольного пакета акций. Субординированные же партнеры - это лица, инвестирующие капитал в предприятие на потенциально или реально постоянной основе, например, создавая долгосрочный крупный депозит в банке, покупая долгосрочные корпоративные облигации, являясь гарантами компании по различным сделкам либо являясь потенциальными инвесторами на условиях кредитных линий, экономического капитала (в концепциях RADOC, отчасти, VaR) либо иного вливания ликвидных средств на определенных контрактарных условиях. Данные институты могут существенно корректировать рисковую среду предприятия.

Такая концепция позволяет оценивать предприятие по официальной и управленческой системам отчетности, что составляет внутреннее и внешнее информационное поле, подразумевая их различие и закладывая это в анализ, уделяя основной акцент именно на управленческую отчетность и внутреннее поле и их выявление из данных официальной отчетности и внешнего информационного поля и прочих каналов информации.

В рамках настоящего исследования рассматривались риски существования предприятий с позиций оценки со стороны институциональных позиций. В данной категории рисков существуют две основные концепции определения рисков: расчет лимитов на предприятие и рейтинговая система оценки рисков. Лимитные методики выделяют статическую или динамическую компоненту существования предприятия и определяют определенные лимиты по индикаторам. Рейтинговая система имеет иную концепцию. Ядром рейтинговой системы анализа рисков является понятие ранжирования определенной выборки предприятий по одному или нескольким значимым показателям, чаще всего, по совокупной величине активов или собственного капитала предприятия, либо по дискриминантному размеру компании. Анализируя эмпирический срез положения предприятий в Российской Федерации, можно сделать следующий вывод. 5 - 10 лет назад основным подходом к определению рисков существования был очень трудоемкий подход определения лимитов на предприятие, который применяли, в основном, коммерческие банки и коммерческие компании, то сегодня акцент сместился в сторону рейтинговых методик, что, согласно концепции исследования, является негативной тенденцией. 5 - 10 лет назад каждый банк и каждое коммерческое предприятие имели специализированные отделы или специалистов, которые устанавливали лимиты на определенные предприятия, понимая, что главным образом внутренними силами смогут объективно оценить деятельность других субъектов хозяйствования, что одновременно было очень трудоемким и ресурсоемким процессом. Сегодня предприятия все чаще прибегают к помощи сторонних организаций для оценки различных секторов экономики определенного региона, страны или финансового сектора, в котором присутствует определенная группа компаний. При этом все большим спросом пользуются именно международные оценщики. Сторонние оценщики, в свою очередь, чаще всего прибегают именно к рейтинговым методикам оценки секторов народного хозяйства РФ. Анализируя эмпирическую градацию данного вопроса в РФ, оценки отечественных птицефабрик, представляемые международными оценщиками, следуя императиву исследования, по большей части, не соответствуют действительности. Аналогичным образом обстоят дела в ситуации, когда сторонним оценщиком рисков существования предприятия выступает другая компания, анализируя общую конкурентную ситуацию в микросреде, а также в макросреде. Ввиду отсутствия объективно отражающих расхождение бухгалтерского и управленческого учета методик, данные субъекты оценки вынуждены также обращаться к рейтинговым методикам, в основном, к сторонним организациям, уделяя все большее внимание международным организациям, которые также составляют внутренние рейтинговые системы оценки.

Такой подход к сторонней оценке рисков, согласно концепции исследования, не является высокоэффективным. Так, по данным некоторых экспертов , большая часть продаваемой продукции в РФ по своему качественному составу во многом остается импортной, что наносит существенный урон экономической безопасности РФ, повышая социальные риски, что по моделям NZFSA , RAM , HSE и прочим аналогичным моделям накладывает катастрофический совокупный риск на социально-экономическую ситуацию в регионе.

Различия между данными управленческого учета и официальной отчетности на предприятиях России, что, в том числе, проявляется через оптимизационные трансформации бухгалтерской отчетности организаций , делают затруднительным применение официальных методик оценки рисков, включая нормативные методики, разработанные ЦБРФ, Министерством финансов и прочими аналогичными органами власти. Согласно концепции исследования, риск существования предприятий, оцениваемый сторонними организациями - не надзорными органами - можно определить фактически только исходя из методик определения лимитов на предприятие. Вместе с тем, следует отойти от различного рода моделей идеальной фирмы, закладывая некие идеальные лимитирующие нормативы с целью анализа рисков и прочего анализа, поскольку в современной экономики уже не так много осталось различного рода идеальных нормативов. Этого можно добиться, в частности, за счет применения комплексных больших матриц, в частности, разработанной А-матрицы (значение А в названии матрицы обозначает наличие математической модели матричного переплетения показателей, что способно стать толчком, чтобы отойти от различного рода идеальных моделей). А-матрица является трудоемким инструментом анализа - в полном классическом варианте - более 17000 алгоритмических операций из расчета на предприятие. Трудоемкость методики можно существенно сократить, применяя современные средства ЭВМ. Для ориентировочной оценки расхождения данных управленческого и официального учета, применяемого в отдельно взятом предприятии, в частности, для оценки оптимизационных трансформаций можно использовать официальную отчетность организации, что характеризует условие ограниченности данных, рассмотренное через институционально-позиционную призму. Имеется возможность определить лимиты деятельности на определенную компанию, общие риски по отдельно взятому предприятию, оценить поведение субъекта хозяйствования во внешней среде, качество управления компанией, эффективность проводимой ей экономической и финансовой политики, а также оценить вероятность наступления неплатежеспособности в результате кризисных изменений внешней среды в условиях экономической нестабильности.

Все вышеперечисленные рисковые концепции не уделяют достаточного внимания ряду специфических для отечественных предприятий черт. Среди таких черт можно выделить факты расхождений данных бухгалтерского и управленческого учета с целью оптимизации системы налогообложения и повышения показателей роста качества деятельности перед вышестоящими и надзорными органами; существенная ограниченность данных в условиях учета институциональных позиций; необходимость максимальной симплификации апперцепции модели без сокращения потенциала ее расчетов, что связано различной степенью наличия динамических ключевых компетенций у использующего методику субъекта. Также среди этих черт следует выделить многофакторную экономическую составляющую риска. К тому же, данные подходы не уделяют достаточного внимания понятию установления не идеализированных лимитов по отдельному рисковому показателю. В рамках исследования с целью эмпирического применения модели проведено комплексное исследование птицеводческих хозяйств как Свердловской области, так и в других субъектах Уральского Федерального округа, в ходе которого методом нейронно-математического и логико-поточного программирования удалось установить значения лимитов риска для птицеводческой подотрасли с учетом лимитирующей функции апперцепции.

Это позволяет уточнить понятие риска именно для предприятий, подразумевая под риском количественное значение суммы превышения отдельных рисковых показателей деятельности предприятия над соответствующими лимитами риска по показателям, не обеспеченных необходимыми резервами на возможные потери, с учетом анализа возможных значений расхождения данных бухгалтерского и управленческого учета, по параметрам совокупного риска, который состоит из риска абсолютных изменений балансовых показателей деятельности компании; общих рисков ликвидности и обеспеченности собственными оборотными средствами; рисков финансовых показателей деятельности компании; рисков дисагрегации ликвидности баланса; риска кризисного изменения выручки, прибыли и себестоимости; рисков, связанных с деловой активностью компании; рисков рентабельности; рисков банкротства предприятия, скорректированных на институциональную позицию, от которой зависят цели, задачи и экономические механизмы управления рисками.

Новизна такого подхода заключается в следующих элементах. Во-первых, понятие риска связывается со сбалансированной системой экономических показателей. Сбалансированная система экономических показателей, согласно концепции исследования, способна объективно отражать некоторые ключевые аспекты риска в деятельности предприятий.

Во-вторых, просматривается бесконечная множественность понятия "риск" по различным элементам деятельности главным образом за счет определения функциональной зависимости диаметрально противоположного понятия - системы показателей и уравнений, удовлетворяющих условиям минимизации риска. Следовательно, значение получившейся функции, удаляющееся на определенное от множественных рамок допустимых лимитов функций сбалансированной системы экономических показателей, характеризуется как риск. Такой подход также отходит от описания риска как превышения определенного норматива или рискового лимита, а также он уделяет внимание некоторым важным аспектам.

В-третьих, данный подход позволяет вносить поправки на рисковые коррективы, искажающие значения определенных рисковых функций. В частности, такой коррективой может служить периодически встречающееся в российской действительности расхождение данных бухгалтерского и управленческого учета с целью оптимизации налогообложения и искажения апперцепции деятельности компании со стороны надзорных органов и заинтересованной аудитории.

В-четвертых, данный подход уделяет внимание финансовой многофакторной составляющей риска по отдельным аспектам вероятного индицирования возникновения риска.

В-пятых, данный подход позволяет проводить анализ установления лимитов по отдельному рисковому показателю без сужения определения понятия риска. Возможность установления лимитов без абстрагирования широкого понятия риска за счет мультипараметрической рисковой функции, представленной сбалансированной системой показателей и уравнений, позволяет создавать производные функции для более глубокого фундаментально-эмпирического анализа рисков.

В-шестых, риск рассматривается через призму институциональной позиции, влияющей на цели, задачи, методы и механизмы управления риском.

1.2. Концептуальная основа управления как экономической категории

Важным понятием является понятие управление в его аспекте управления рисками. Управление в целом как категория может быть охарактеризована при помощи нижеследующих подходов и концепций. В целом, все подходы к определению понятия управление можно условно разделить на следующие: функциональный подход , кибернетический подход , идеалистический подход , социологический подход , менеджерский подход .

Сторонники функционального подхода подразумевают под управлением функцию систем, направленную на выживание данной системы посредством координации, организации, упорядочения элементов данной системы как внутри самой системы, так и с элементами внешней среды.

Сторонники кибернетического подхода к управлению полагают, что управление - это деятельность по приведению стохастического или независимого от воли и сознания процесса объекта управления к выбранной субъектом управления прогнозируемой цели посредством создания и исполнения определенных последовательностей (алгоритмов) действий. Данная концепция базируется на принципе, что все иные процессы окружающей внешней среды, не включающие в себя разработку и исполнения алгоритма управления субъектом управления, являются независимыми от воли и сознания субъекта управления.

Сторонники идеалистического подхода предполагают, что управление - это результат борьбы субъектов управления за ограниченные в пространстве и во времени ресурсы, а целью управления является достижение максимально возможного идеального состояния объекта управления после определенных преобразований.

Сторонники социологического подхода полагают, что основой управления служит заранее организованная группа людей - членов определенного общества. Управление представляется сторонникам данного подхода как деятельность, направленная на организацию совместной координации людей с целью выполнения единой поставленной вышестоящими социальными структурами цели. При этом, система управления является замкнутой в рамках определенных социальных общностей.

Менеджерский (от стар. итал. maneggiare- "Взять в руки (инструмент)" и стар. лат. Manus - "Рука") подход к определению управления включает в себя ряд дополнительных подходов: классический подход , философский подход , унитарный подход , социальный подход , психологический подход , стратегический подход , подход HRM , временной подход , инновационный подход ; концепция реинжиниринга , реформационный подход , реорганизационный подход , реструктуризационный подход , рисковый подход , проектный подход , логистический подход , юридический подход , антикризисный подход , и системный подход .

Сторонники классического определения понятия управление видят сущностью данного понятия организацию и координацию определенного объекта управления в рамках заранее установленной корпоративной политики для достижения заранее запланированных четких целей, среди которых к основной задаче управления как категории относятся: маркетинг и инновационная деятельность.

Сторонники философского определения менеджмента видят в управлении координацию определенных групп людей посредством определенных философских аспектов, под которыми, в частности, понимались ведение переговоров, принуждение к коллективной работе за счет мягких факторов (общение, неформальные взаимоотношения, создание и поддержание морально-нравственных ориентиров) и одновременное принятие участия рабочих в управлении через призму осознания холистической структуры всего общества в целом. Для конца 19 - начала 20 века философская концепция определения сущности управления была признанным оплотом гуманистической теории менеджмента, что было признано, в частности, Ф.Д. Рузвельтом .

Сторонники унитарного подхода к определению сущности управления полагают, что управление - это деятельность высшего управляющего состава определенной организации. Из этого следует, что основой и центральным звеном управления является именно высший состав управления. Исторически данный подход уходит корнями в прошлое, когда практически в каждой компании четко разграничивались понятия Управляющий персонал и понятия Рабочие. Данный подход, с одной стороны, уделяет недостаточное внимание роли социального звена в управлении: роли рабочих в управлении, управление в социальном секторе, управление некоммерческими организациями и благотворительностью и так далее.

Сторонники социального подхода полагают, что управление - это процесс воздействия субъекта управления на объект с целью достижения социального эффекта. При этом субъектом и объектом управления сторонники данных подходов видят определенную социальную систему, которая постоянно переходит в качественно новое состояние за счет прежде всего процесса управления.

Сторонники юридического подхода к определению рисков видят в управлении воленаправленное действие на организацию коллективов людей к деятельности для достижения поставленных целей посредством имеющихся ресурсов.

Сторонники системного подхода определяют управление как процесс воздействия субъекта управления на объект с целью достижения определенных целей, удовлетворяющих принципу SMART , с одной стороны, и критерию максимизации эффективности деятельности за счет перехода системы на качественно новый уровень организации с другой.

Смешанный подход, в целом, базируется на достижениях прочих подходов, комбинируя единую сущность Управления.

Сущность управления является несколько более глубокой. Различные трактовки ответвлений от понятия Управление должны описывать сущность данного понятия, одновременно, не сужая специфики поля определения данного термина. Так, подход к определению управления через призму менеджмента слишком сильно ориентируется на экономическую или финансовую составляющую управления, отбрасывая за рамки описания, таким образом, все прочие аспекты сущности управления. С другой стороны, не всякое управление имеет своей целью именно выживание системы как первоочередную задачу. Например, существует множество концепций управления ликвидацией системы, среди них, теория реорганизации. Функциональный подход также не описывает всю полноту содержания термина управления в части, касающейся управлением ликвидацией систем. С третьей стороны, кибернетический подход базируется на теории независимости процессов объекта управления от воли и сознания субъекта управления, хотя, если рассматривать экономическую сущность управления, то текущее состояние экономической системы может быть вызвано определенным набором действий управляющего субъекта, следовательно, процессы объекта управления могут зависеть от воли и сознания субъекта управления, что, согласно кибернетическому подходу не подпадает под определение управления. Кибернетический подход также в недостаточной степени раскрывает сущность управления в указанной части.

Сторонники идеалистического подхода полагают, что системы ведут себя максимально рационально, стремясь максимизировать эффективность результата воздействия субъекта управления на объект. Не всякое управление имеет целью максимизировать эффективность воздействия субъекта управления на объект, в частности, вследствие непредсказуемости таких процессов, как синергетический эффект, теории иррационального управления , эмпирической практики управления и вопроса оценки идеальности эффекта управления. Идеалистический подход описывает лишь идеальную конструкту, идеальный процесс Управления, ориентирующуюся на его идеальную модель. Подобно идеальному газу из физики и идеальному рынку из экономической теории, данное состояние управления является практически недостижимым на практике. Идеалистический подход оставляет за рамками описания многие важные аспекты сущности управления.

Сторонники социологического подхода к управлению не в достаточной степени рассматривают управление, которое не связано с социумом в целом, а также уделяют меньшее внимание аспектам, связанными с критериями цели и ее выполнения общественной структурой как объектом управления.

Следует добавить, что управление представляет собой процесс воздействия руководящего субъекта на систему как объект руководства за счет заданного механизма воздействия с целью создания условий для перехода системы в состояние стабильности, при которой энергоматериальные затраты данной системы должны сократиться, эффективность функционирования - возрасти, а вероятность бифуркационного взрыва системы - свестись к минимуму.

Управление представляет собой именно процесс, а не статическую компоненту, поскольку управление как процесс предполагает определенную продолжительность во времени и некоторый элемент стандартизированности, на основании которого разрабатываются методики управления.

В управлении как процессе можно выделить два основных элемента: руководящий субъект и объект руководства. Руководящий субъект - это лицо или группа лиц, либо определенный алгоритм, который воздействует на заданную систему как объект руководства. Под системой как объектом руководства может пониматься лицо, группа лиц, алгоритм, программа, процесс или иной элемент.

Целью любого руководства является выполнение трех компонентов при переходе системы в качественно новое состояние: минимизация энергоматериальных затрат, рост эффективности функционирования системы и рисковая компонента - минимизация вероятности бифуркационного взрыва. В исследовании используется термин из теории систем - бифуркационный взрыв (от лат. bifurcus - "раздвоенный", "метаморфированный") - как элемент того, что что-то в управлении на любом этапе может пойти не так, либо продолжительность эффективных перемен в объекте управления после осуществления комплекса преобразований может быть достаточно короткой, и цель любого управления - свести к минимуму данную рисковую компоненту. Одновременно, цель практически любой системы - это минимизация энергоматериальных затрат: в физике - переход состояний вещества в состояние минимальных энергозатрат, в экономике - недопущение лишних расходов в самом широком смысле данного понятия, в финансах - оптимизация функционирования экономической системы, и т.д. Одновременно, целью управления является не только сокращение энергозатрат, но и, при этом, максимизация эффективности функционирования заданной системы: в кибернетике - это осуществляется за счет алгоритмизации заданных процессов с учетом ограничения возможностей динамичной среды, в экономике - это проявляется за счет исполнения заданного набора управленческих алгоритмов с использованием заданного ограниченного объема ресурсов, и так далее.

Уточнение определения понятия управление, в рамках данного исследования, полнее описывает сущность процесса управления в заданных плоскостях.

1.3. Сущность управления рисками через призму экономического механизма

Прежде всего, необходимо рассмотреть сущность механизма.

В целом, всю совокупность концепций на определение механизма можно условно разбить на классический подход и алгоритмический подход.

Классический подход рассматривает механизм как механистическую систему, состоящую из n элементов, которые находятся между собой в определенной связи, управляемой действующими законами, которые, в свою очередь, формируются из абстрагированных элементов среду существования системы.

Алгоритмический подход определяет механизм как систему, обладающую внутренними связями, формируемыми посредством набора стимулов среды существования объекта, описываемых посредством математико-логического инструментария, который одновременно является и фактором воздействия на систему в рамках философской парадигмы.

Согласно концепции исследования, механизм представляет собой не просто какой-то набор атомарных элементов или алгоритмов системы воздействия на этот объект, а имеет более конкретную сущность. Согласно концепции исследования, механизм - это совокупность межсистемных и внутрисистемных связей, которые имеют билатеральную взаимозависимость, проявляемую через функцию формирования, развития, поддержания и ликвидации самих систем, при этом, происходит формирование межсистемных алгоритмических логистических связей, которые формируют среду существования системы. Такая интерпретация переносит акцент сущности механизма с самих элементов механизма, включая рассмотрение проблем их систем связи-управления, на систему связей, которая существует между элементами, которые сами формируют систему, в рамках которой методом абстрагирования можно выделить определенные атомарные элементы системы.

Важной разновидностью механизма является экономический механизм. Особенностью экономического механизма является то, что элементами механизма являются не просто механистико-алгоритмические компоненты и связи между ними, а система функционирования элементов в рамках определенной бизнес-среды. В рамках парадигмальных концепций детерминации сущности экономического механизма следует выделить две основные концепции: классическую и регулятивную (регуляторную) .

В рамках классической концепции экономический механизм предстает как система атомарных элементов в рамках определенных сфер функционирования предприятия, например, экономическое, финансовое, маркетинговое поле в рамках предприятия определенного типа; либо сфера АПК, инфраструктурных услуг, транспорта в рамках экономики региона в ретроспективе совокупности компаний определенного типа. Большинство сторонников отводят главную роль в классической концепции государству как атомарному элементу системы .

Регулятивная концепция рассматривает само взаимодействие элементов, входящих в механизм согласно классической концепции, которое подлежит нормирования в рамках идеалистических индикаторов, алгоритмов либо нормативов. Регулятивная концепция являет собой логическое продолжение классической.

Согласно концепции исследования, экономический механизм невозможно рассматривать, концентрируясь на атомарных элементах, входящих в механизм, отводя незначительную или второстепенную роль взаимодействию элементов механизма, который формируется не за счет деятельности указанных атомарных элементов, а сам формирует элементы системы. Такая позиция несет определенную долю научной новизны.

Под экономическим механизмом следует понимать совокупность межсистемных и внутрисистемных взаимосвязей институциональных позиций, которые формируют атомарные элементы хозяйствования, с одной стороны, и систему их взаимодействия, с другой стороны; при этом, формируется сущностный элемент: пространство между и внутри институциональных позиций, учет которого является важным фактором развития предприятия в бизнес-среде, что приоритетно перед фактором атомарных оценок отдельных предприятий в экономике.

В дальнейшем экономический механизм рассмотрен более подробно в рамках императива исследования через призму управления рисками.

Важной разновидностью управления является управление рисками, которое рассмотрено через призму экономического механизма управления рисками. Прежде всего, анализируя сущность экономического механизма управления рисками в экономике можно выделить следующие подходы: классический подход , философский подход , унитарный подход , социальный подход , психологический подход , стратегический подход , подход HRM , временной подход , инновационный подход ; концепция реинжиниринга , реформационный подход , реорганизационный подход , реструктуризационный подход , рисковый подход , проектный подход , логистический подход , весовой подход , видовой подход , факторный подход , нейронно-математический подход , антикризисный подход , институциональный подход и системный подход .

Сторонники классического подхода полагают, что экономический механизм управления рисками базируется на корпоративной политике, которая осуществляется на практике в аспекте управления рисками через систему организации и координации инновационной и маркетинговой деятельности. Именно инновации и маркетинг они выделяют как важнейший базис управления рисками в компании.

Сторонники философского подхода к управлению рисками полагают, что важнейшей составляющей управления рисками является гуманистическая компонента, которая на практике должна проявляться в такой управленческой деятельности, как ведение переговоров, партисипативизм и прочих аналогичных элементов. При этом они не выделяют организацию как замкнутую социальную систему, но полагают, что организация - это открытая система, следовательно, согласно холистическому принципу, экономический механизм управления рисками должен касаться не отдельно взятой компании, а всего общества в целом.

Сторонники унитарного подхода к управлению рисками полагают, что менеджмент компании непосредственно руководит управлением рисками, давая управленческие директивы рабочему персоналу и руководителям нижнего звена. Экономический механизм управления рисками сводится к деятельности в данной области высших руководителей компании.

Сторонники социального подхода к управлению рисками полагают, что основным риском является отсутствие в результате управленческих преобразований социального эффекта, который выражается в такой деятельности компании, как строительство школ, детских садов, клиник своим рабочим, организацию благотворительных фондов и некоммерческих структурных подразделений, - данная деятельность, согласно указанному подходу, является основной деятельностью компании в управлении рисками.

Сторонники психологической концепции управления рисками полагают, что современная теория управления рисками упускает важнейшую деталь - психологический аспект, который, фактически, и является, с одной стороны, крупнейшим риском компании, с другой стороны, ее потенциалом. Экономический механизм управления рисками, фактически, сводится к психологии мотивации, управления и прочим психологическим аспектам.

Сторонники стратегического подхода полагают, что важнейшим конкурентным преимуществом компании является закладывание и организация стратегии в ее деятельности, при этом, эффективность стратегического подхода в управлении рисками указанные авторы рассматривают двояко: с одной стороны, они выделяют стратегию как важнейший компонент управления рисками на предприятии, с другой стороны, указывают, что экономический механизм управления рисками возможен и без применения стратегического подхода, хотя эффект в данном случае будет являться с наибольшей вероятностью спорным.

Подход HRM рассматривает экономический механизм управления рисками через призму организации персонала компании, прежде всего, за счет мотивационных факторов. Некоторые указанные представители данного подхода полагают, что у компании есть всего три фактора риска: рыночный, финансовый и человеческий. При этом, наибольший риск несет в себе последний. Практически все указанные представители данного подхода полагают, что управление персоналом является важным фактором управления рисками на предприятии.

Сторонники временного подхода рассматривают экономический механизм управления рисками через призму построения и оптимизации временного графика выполнения управленческих операций, прежде всего, по сетевому методу и методу Гаусса.

Сторонники инновационного подхода видят в управлении рисками инновацию как базисный элемент. Они полагают, что различным предприятиям требуются различные типы и формы внедрения инноваций в различные циклы деятельности организации управления.

Сторонники институционального подхода видят предприятие как некоторую экономическую систему, которая является одновременно агентом рынка, инвестором, экономическим и финансовым посредником, выполняющим свои функции через структурные подразделения, зависимые организации или посредством оказания влияния на своих клиентов; при этом, деятельность компании неразрывно ассоциируется с институтами государства и заграничного сектора, которые оказывают влияние на деятельность предприятия.

Сторонники управления рисками через реинжиниринг закладывают управление бизнес-процессами на основе использования финансово-экономических моделей и систем автоматизированного управления за счет процессов реинтеграции (горизонтального сжатия процессов), вертикального сжатия процессов, совмещение и распараллеливание части ранее последовательных работ, минимизации управляющего воздействия, преобладания смешанного между "сверху-вниз" и "снизу-вверх" подходами.

Сторонники управления рисками через реформационный подход видят ключ управления рисками через централизованные реформы со стороны государства за счет создания общегосударственных мер поддержки определенному сегменту экономики или иной сферы жизни общества.

Сторонники управления рисками через реорганизационный подход полагают, что юридическая смена формы собственности способна привести к качественному сдвигу в деятельности предприятия. Данный подход в настоящее время применяется по отношению к предприятиям России. В рамках него большинство государственных предприятий будут реорганизованы в частные компании.

Сторонники управления рисками через реструктуризационный подход полагают, что для компаний смысл управления рисками сводится к оптимизации структуры активов предприятия с целью максимизации эффективности его деятельности, а также к поиску новых рынков сбыта, к диверсификации производства, внедрению новых технологий и так далее.

Сторонники рискового подхода чаще всего полагают, что ключ к управлению рисками лежит в применении оптимальной для данной компании модели управления рисками.

Сторонники проектного подхода полагают, что новый проект дает новый толчок в жизненном цикле предприятия, который в потенциале должен быть способен продлить данный цикл за счет оптимизации производственной и сбытовой деятельности.

Сторонники логистического подхода к управлению рисками полагают, что все процессы в компании можно условно разделить на входящие, исходящие и замкнутые, для каждого из которых имеется свой собственный набор методов управления.

Сторонники весового подхода полагают, что экономический механизм управления рисками, по сути, сводится к резервированию части капитала под риск, закладывая, таким образом, риск в определение VaR или экономического капитала в концепции RADOC , либо ценного капитала в концепции EWRM .

Сторонники видового подхода к определению экономического механизма управления рисками классифицируют определенные лимиты деятельности предприятия, подразумевая возможные причины появления финансовой неустойчивости, банкротства, нарушения нормальной деятельности предприятий данной отрасли и прочие основные проблемы, которые могут привести к нарушению нормальной деятельности компании, вводя определенные лимитирующие нормативы.

Сторонники факторного подхода рассматривают предприятие как систему, развивающуюся в условиях неопределенности и риска, следовательно, все риски можно разделить на риски внешней (макро и микросреды) и внутренней среды.

Сторонники нейронно-математического подхода к определению риска рассматривают предприятие через призму комплексных математических процессов, анализирующихся с применением современных нейронных сетей анализа коммерческой деятельности, хотя для применения на предприятиях РФ в условиях экономической нестабильности данный подход пока слабо адаптирован.

Сторонники антикризисного подхода полагают, что в случае кризисности внешней или внутренней среды предприятия подход к управлению рисками должен быть особым, что должно помочь данной компании справиться с кризисом и нормализовать свое нормальное функционирование.

Сторонники системного подхода к управлению рисками полагают, что в каждом подходе есть определенное рациональное звено, однако, вводят определенные критерии к целям, результату, достижению результата, функционированию компании по элементам деятельности, по оптимальности структуры активов компании и прочим значимым показателям.

Применительно к предприятию подход к определению рисков должен быть уточнен по следующим причинам. Экономический механизм управления рисками и его сущность применительно к предприятию должны охватывать весь спектр аспектов, касающихся управления рисками данного типа предприятий в современной российской действительности.

Так, представители классического подхода уделяют ключевое внимание факторам инновации и маркетингу, при этом, уделяя недостаточное внимание прочим аспектам рисковой деятельности: операционному, инвестиционному, финансовому, экономическому аспекту в целом. Это же можно утверждать и относительно еще более узкого подхода к управлению рисками - инновационного.

Представители философского подхода уделяют ключевое внимание абстрактному понятию гуманизма и справедливости при управлении рисками на предприятии, перенося, таким образом, управление рисками исключительно как управление персоналом, что роднит данный подход с психологическим подходом и подходом HRM. Механизм управления рисками - это не только управление персоналом компании, но и управление производством, финансами, инвестициями, экономикой предприятия и прочими аспектами.

Сторонники унитарного подхода уделяют слишком большое внимание роли руководителя компании. Управление рисками - это вопрос не только высшего руководства компании, но и вопрос, связанный с эффективностью данного управления, с персоналом компании, с организацией эффективного экономического и финансового циклов деятельности организации, потому данный подход недостаточно полно описывает механизм управления рисками в указанных аспектах.

Сторонники социального подхода уделяют слишком большое внимание социальному эффекту как цели управления рисками, однако, согласно концепции исследования, механизм управления рисками на предприятии чаще всего не сводится приоритетно к социальному эффекту, но сводится к экономическому и финансовому эффектам. Указанные аспекты вышеназванный подход раскрывает не в полной мере.

Сторонники стратегического подхода к управлению рисками малое внимание уделяют нестратегическому подходу и его роли в механизме управления рисками: интуитивному, оперативному, текущему, мгновенному, CSA и прочим подходам.

Сторонники временного подхода выделяют важную компоненту оптимизации рабочего времени, отводимого на производственные процессы, что роднит данный подход с проектным подходом, который оптимизирует уже сами проекты. Оптимизация времени и оптимизация самих проектов - это не единственные аспекты деятельности компании по управлению рисками на предприятии.

Согласно концепции исследования, подходы, основанные на классической теории управления рисками: реинжиниринговый, реформационный, реструктуризационный и реорганизационный, дают мощные инструменты к управлению рисками, однако, сущность механизма управления рисками не сводится только к реструктуризации, реорганизации, реформированию, реинжинирингу, а являет собой более широкое понятие, охватывающее, в частности, и обычную деятельность предприятия во множестве аспектов, а также прочие важные элементы деятельности компании, на которые указанные подходы уделяют недостаточное внимание.

Рисковый подход также является достаточно специфичным: не все управление рисками сводится к созданию и управлению моделями управления рисками, например, управление рисками может быть интуитивным или стохастическим, то есть, независимым от объекта или (и) субъекта управления.

Логистический подход уделяет слишком большое внимание дроблению бизнес-процессов на входящие, исходящие и замкнутые потоки. Данный подход имеет ряд недостатков, в частности, некоторые процессы сложно однозначно разбить на входящие или исходящие, также данное абстрагирование может упустить какой-то важный элемент в деятельности компании, который напрямую связан с управлением рисками. Такой подход не претендует на всеобъемлемость описания сущности механизма управления рисками, давая мощный логистический инструментарий в разрешении различных кризисных изменений внешней или внутренней среды компании.

Весовой, видовой, факторный и нейронно-математический подходы не уделяют достаточного внимания ряду специфических для отечественной действительности черт. Среди таких черт можно выделить факты расхождений данных бухгалтерского и управленческого чета с целью оптимизации системы налогообложения и повышения показателей роста качества деятельности перед вышестоящими и надзорными органами. Также среди этих черт следует выделить многофакторную именно финансовую составляющую риска а также необходимость учета функции симплификации апперцепции. К тому же, эти подходы не уделяют достаточного внимания понятию установления неидеалистических лимитов по отдельному рисковому показателю и по группе показателей.

Антикризисный подход к управлению рисками базируется на концепции наличия кризиса во внешней или внутренней среде, который является базисом для функционирования механизма управления рисками. Управление рисками происходит не только на основании определенных кризисов, но и в условиях обычной деятельности компании.

Системный подход в достаточной степени полно отражает процесс управления рисками через призму определенного механизма. Данный подход следует несколько уточнить. Механизм управления рисками - это не только и столько применение определенного набора методик, а управление рисками делится по вполне более конкретным отраслям.

Следуя императиву исследования, механизм управления рисками можно охарактеризовать как деятельность в условиях неопределенности внешней и внутренней среды, которая может быть скорректирована с определенной инстиутциональной позиции и направленная на поддержание фактической достаточности капитала предприятия; агрегированного соотношения активов и обязательств баланса по срокам с целью погашения всех обязательств в рамках определенного достаточного уровня; по обеспечению достаточного фактического уровня ликвидности баланса; по минимизации крупных проектных рисков; по минимизации рисков, связанных с приобретением прав собственности на доли других юридических лиц; по обеспечению достаточного качества активов и пассивов; по обеспечению возвратности задолженностей; по обеспечению резервов на возможные потери на достаточном уровне; по максимизации прибыльности активов и капитала компании и недопущению убытков; по оптимизации структуры расходов; по оптимизации структуры привлеченных средств; по снижению зависимости деятельности отдельного предприятия от кризисных изменений рынка производимой и потребляемой продукции; по минимизации потерь, связанных с собственными акционерными и прочими правовыми обязательствами; по оптимизации деятельности, связанной с предоставлением и получением ссуд; по минимизации крупных контрактарных потерь и прочую деятельность.

Данное определение механизма управления риском отражает комплексный системный подход к сущности управления рисками, рассмотренную через сущность самого риска как динамической компоненты в условиях неопределенности и зависимой от институциональной позиции. Условно всех институциональных партисипантов рисковых событий, следовательно, участников деятельности по управлению рисками, можно условно и абстрагированно разделить на четыре большие группы: надзорные органы; само предприятие; международные органы оценки; сторонняя аудитория. Такая постановка вопроса автоматически переставляет акценты относительно того, как определенный институциональный апперцептор должен реагировать на кризисные изменения внешней или внутренней среды, какую деятельность по созданию механизма управления рисками он должен предпринять.

При данном подходе предприятие должно рассматривать риск с позиций неидеалистических лимитов деятельности по определенным показателям, среди которых особо следует выделить риски абсолютных изменений балансовых показателей; общие риски ликвидности; риски относительных показателей баланса; совокупные риски ликвидности; риски динамики основных показателей результативности деятельности предприятия; риски деловой активности; риски рентабельности; риски банкротства. Так, если предприятие осуществляет крайне консервативную финансовую стратегию, то, возможно, предприятию необходимо срочно искать новые проекты для размораживания инвестиционного цикла деятельности предприятия, возможно, посредством центрированной, горизонтальной или конгломеративной диверсификации либо иной стратегии.

Из указанного выше просматривается типология экономических механизмов управления рисками по основному критерию: доступности и прозрачности исходной информации для анализа. В данном случае рисковые концепции можно разделить по следующим категориям:

1) По степени доступности исходной для анализа информации:

а) Позволяющие вести анализ только при полной доступности всей информации для анализа;

б) Позволяющие восстанавливать часть информации и вести анализ при ограниченности исходной информации.

2) По степени прозрачности исходной для анализа информации:

а) Позволяющие вести анализ только в условиях полной прозрачности информации;

б) Позволяющие вести анализ в условиях искажения исходной информации.

3) По простоте апперцепции и требованиям к уровню динамических корневых компетенций к топ-менеджменту компании:

а) Апперцепция результатов возможна только в условиях наличия минимум высоких динамических компетенций топ-менеджеров;

б) Апперцепция результатов возможна в условиях наличия минимум высоких статических компетенций топ-менеджеров;

в) Апперцепция результатов симплифицирована; применение механизма возможно имеющим низкую компетенцию топ-менеджерами;

4) По периоду базиса для функционирования механизма:

а) Базис механизма опирается на прошлый опыт отдельно взятого предприятия или группы предприятий;

б) Базис механизма опирается на прошлый опыт значительной совокупности выборки предприятий;

в) Базис механизма опирается на будущие тренды развития предприятия; механизм имеет прогностический эффект.

5) По степени атомарности применения механизма:

а) Механизмы, применимые только в рамках отдельно взятых предприятий без учета анализа окружения;

б) Механизмы, позволяющие учитывать окружение компании в бизнес-среде.

6) По степени завершенности математического аппарата в механизме:

а) Математический аппарат не завершен или не апробирован в рамках части функционирования механизма управления рисками;

б) Математический аппарат завершен в рамках отдельной методики.

7) По учету фактора институциональной позиции в механизме управления рисками:

а) Механизмы, учитывающие фактор институциональной позиции;

б) Механизмы, не учитывающие фактор институциональной позиции.

8) Возможность апперцепции промежуточных результатов в рамках механизма управления рисками:

а) Промежуточные результаты не воспринимаемы (например, нейронно-математический механизм управления рисками);

б) Промежуточные результаты частично не воспринимаемы;

в) Промежуточные результаты по большей части воспринимаемы.

Далее приведена схема, отражающая бинарно-матричную типологизацию экономических механизмов управления рисками.

Бинарно-матричная классификация экономических механизмов управления рисками [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 2. Бинарно-матричная типология экономических механизмов управления рисками

Постановка вопроса сущности экономического механизма управления рисками как деятельности в условиях неопределенности скорректированной на институциональную позицию и на сущность риска как динамической компоненты позволяет по-новому взглянуть на сущность экономического механизма управления рисками для каждого отдельного предприятия как базисного элемента экономики в России. Можно, разумеется, заниматься и устранением негативных проявлений внешней среды, минимизацией рисковых потерь, если подходить к сущности риска с позиций общего системного подхода, вместе с тем, согласно концепции исследования, управление рисками проявляется именно как деятельность по профилактике риска на предприятии или другом стороннем субъекте экономических отношений, каждый из которых представляет собой самостоятельный компонент единой системы, таким образом, отображая сущность экономического механизма управления риском и содержательно обосновывая его основные компоненты.

Важным аспектом управления рисками является антикризисное управление рисками. Сторонники теории антикризисного управления рисками полагают, что методы управления, скорректированные на явление кризиса должны быть особыми. Основная суть антикризисной концепции управления рисками была изложена ранее в настоящем исследовании.

Для верификации императива исследования следует кратко уточнить понимание антикризисного управления рисками и недостаточной приемлемости данного понятия для данного исследования.

Антикризисную концепцию риска необходимо уточнить. Антикризисное управление рисками - это не единая концепция или совокупность методик определенного подхода к управлению рисками, но это динамически многогранная функционально зависимая от переменных факторов внешней и внутренней среды совокупность элементов.

Под антикризисным управлением рисками следует понимать скорректированную на позицию наблюдателя совокупность деятельностей в условиях неопределенности по превентивному антикризисному управлению, рассматривая, при этом, в качестве кризиса не максимально эффективное функционирование определенной компании; по классическому антикризисному управлению как деятельности в условиях кризиса и по посткризисному управлению как деятельности по срочному восстановлению деятельности предприятия после кризиса.

Выделены и уточнены три основные типа антикризисного управления: превентивное, классическое и посткризисное, скорректированные, при этом, на позицию наблюдателя.

Постановка сущности вопроса антикризисного управления рисками, рассмотренную через призму этапов и динамической компоненты сущности риска позволяет по-новому взглянуть на сущность данного понятия. Можно, конечно, заниматься и неопределенной деятельностью по максимизации эффективности деятельности компании в условиях динамичной внешней среды, можно заниматься набором антикризисных мероприятий в условиях кризиса, но, следуя императиву исследования, антикризисное управление рисками - это более широкое и многогранное понятие, при этом, для каждой грани существует свой собственный набор эффективных антикризисных механизмов, методов и моделей антикризисного управления предприятием. Такое понимание вопроса способно наиболее полно выразить сущность антикризисного управления рисками, раскрыть и содержательно обосновать его основные компоненты.

Эмпирическим приложением разработанных методик в рамках настоящего исследования выступает птицепродуктовый подкомплекс, сущность которого необходимо детерминировать.

Рассмотрев Свердловскую область в целом и УрФО в частности, необходимо оговориться о том, что понимается в отечественной науке под птицефабрикой в рамках региона ее существования. Основным подходом здесь следует выделить нормативный подход, под которым понимается, что птицефабрика - это компания подотрасли птицеводства, которая зарегистрировала свой юридический адрес на территории определенного региона .

Существует подход, который определяет птицефабрики как компании суботрасли промышленного птицеводства, которые сбывают свою продукцию преимущественно в пределах определенного региона .

Определение птицефабрики следует дополнить. К средней птицефабрике относится предприятие суботрасли промышленного птицеводства, суммарная балансовая стоимость которого составляет от 0,5 до 5 млн. долл. США, либо более 5 млн. долл. США, при условии, если данная птицефабрика сбывает свою продукцию исключительно на территории одной области и менее 25% ее товарной продукции по стоимости реализуется на территории только соседних областей. Все остальные птицефабрики относятся либо к частным птицеводческим хозяйствам, если величина их активов менее 5 млн. рублей, либо к национальным или международным птицефабрикам, если сумма их активов более 5 млн. долл. и они успешно реализуют свою продукцию в иные регионы по территории РФ или в другие страны мира, при этом, стоимость реализованной продукции за пределы соседних областей составляет более 25% стоимости всей произведенной птицевабрикой или сетью птицефабрик продукции в рамках одного региона.

По форме собственности птицефабрики России можно условно разделить на государственные (ГУП, МУП) и частные (ООО, ОАО, ОДО, ЗАО и др.). На начало 2010г. государственных птицефабрик в России и частных птицефабрик было примерно поровну. В ходе проведенных исследований установлено, что на 100% исследованных птицефабриках с государственной формой собственности присущи риски, связанные с недостаточно эффективным управлением денежными потоками на предприятии, как правило, за счет сохранения консервативной финансовой стратегии развития, по этой причине наибольшим образом страдает инвестиционный цикл предприятия, что соответствует стадиям аристократизации и начала бюрократизации конца жизненного цикла бизнес-системы согласно теории катастрофизма . У предприятий же с частной формой собственности присущи риски, связанные с отрицательным эффектом финансового левериджа, как следствие, недостаточной рентабельностью отрасли в сравнении со среднеотраслевыми государственными птицефабриками. У 100% частных птицефабрик обнаружены существенные проблемы в операционном и финансовом циклах деятельности предприятия. Следует заметить, что как частной, так и государственной формам собственности присущи существенные проблемы, связанные с маркетинговым циклом на предприятии, что, согласно концепции исследования, является наиболее слабым звеном отечественного птицеводства.

Проблема установления сущности птицефабрики, предприятия птицепродуктвого подкомплекса, - является достаточно современной. С одной стороны, разведение домашней птицы как составная часть сельского хозяйства присуще человечеству достаточно давно. Но, с другой стороны, промышленное разведение птицы в условиях птицефабрики появилось около века назад. На сегодняшний день превалирует подход к определению птицефабрики через исполняемые ею функции. К функциям птицефабрики сторонники данного подхода приоритетно относят: производство живой птицы, производство птичьего мяса, производство яиц, производство субпродуктов птичьей продукции и социальную функцию. К такому подходу придерживаются мировая благотворительная организация в области животноводства Compassion in World Farming ; студенческое информационное фермерское агентство Think Quest , США; информационное агентство Answers.com ; большой электронный словарь TheFreeDictionary ; электронный словарь BrainyQuote ; это официальная позиция правительства США по отношению к птицеводству как отрасли АПК ; это официальное определение университета Кембридж , а также позиция отечественных птицефабрик и отечественных теоретиков . По данным мировой животноводческой благотворительной организации Compassion in World Farming , птицефабрики в мире в 2009г. содержат более 50 миллиардов одних только кур. Птицефабрика по своему определению производит не только куриную продукцию. Сегодня в мире появляются типы птицефабрик специализирующиеся на производстве индеек, страусов, гусей, уток и так далее. В Российской Федерации доля куриной продукции составляет в целом по стране более 95,1% .

Такой подход являет ряд существенных недостатков с финансовой и рисковой точки зрения, поскольку он не привязан к объему производства, при котором одно птицеводческое хозяйство можно считать птицефабрикой, а другой - мелким фермерским хозяйством, ИП или личным подсобным хозяйством гражданина. Так, например, крупный финансовый холдинг может иметь выручку на 10% сформированную из продаваемой на рынке куриной продукции, а на 90% - из других источников. И вопрос относительно того, является ли по своей сути и сущности данное предприятие птицефабрикой останется открытым. Также данный подход не уделяет должного внимания выходу товарной продукции отрасли АПК. Так, некоторое предприятие может выпускать продукцию исключительно для нетоварных целей: выдача заработной платы своим работникам в натуральной форме, покрытие долгов в натуральной форме и так далее. Данные типы хозяйствования можно было встретить на кризисных птицефабриках в последнее десятилетие двадцатого века в РФ.

Для каждой страны мира, в том числе, и для России характерен нормативный подход к определению птицефабрики. В России нормативный подход полагает, что птицефабрика - это птицеводческое предприятие, которое по коду своей экономической деятельности зарегистрировано в качестве организации, производящей сельскохозяйственную птицу - раздел А, код деятельности 01.24 (вся деятельность, связанная с разведением сельскохозяйственной птицы, или 01.25 (субпродукты из птицы: пух, перо, ...) по ОКВЭД.

В России нормативный подход недостаточно отражает сущность и специфику птицефабрики как бизнес-структуры с экономической точки зрения. Тем не менее, несмотря на развитость теории птицеводства в России, научной литературы относительно птицефабрик в России на сегодняшний день немного. Потому научный подход просто рассматривает птицефабрику как предприятие по производству сельскохозяйственной птицы и субпродуктов из нее . Определение птицефабрики применительно к современной российской действительности следует несколько уточнить.

К птицефабрике можно отнести сельскохозяйственную организацию произвольной организационно-правовой формы хозяйствования, осуществляющую производство и реализацию яичной, мясной и побочной продукции, доля которой по среднегодовым показателям должна составлять не менее 75% совокупного оборота экономической деятельности, имеющую общую сумму активов не менее 5 млн. руб., при этом, активно осуществляющим свои производственно-хозяйтсвенные функции, основной из которых является установление состояния экономической стабильности бизнес-системы.

Доля активов более 5 млн. руб. связана с потенциальным кризисом для предприятия, в частности, с кризисом акселерации, который возникает вследствие того, что такая бизнес-система имеет существенно меньше возможности перестроить свою деятельность вследствие кризисных изменений внешней среды.

Основные выводы по первой главе:

1. Сгруппированы основные отечественные и зарубежные подходы к определению понятия риск, управление, управление рисками для атомарного предприятия.

Всю совокупность концепций к определению понятий риск применительно к предприятию можно разделить на пять основных подходов: системный, весовой, видовой, факторный, нейронно-математический и специфический; так, например, сюда можно отнести сложившийся на практике в области птицеводства в РФ - подход определения риска через определения риска деятельности компании методом оценки конкурентоспособности предприятия на рынке за счет параметрической, либо CVP-системы.

В целом, все концепции к определению понятия управление можно условно разделить на следующие подходы: функциональный, кибернетический, идеалистический, социологический, менеджерский. Менеджерский подход к определению управления включает в себя ряд дополнительных подходов: классический, философский, унитарный, социальный, психологический, стратегический, HRM, временной, инновационный, концепция реинжиниринга, реформационный, реорганизационный, реструктуризационный, рисковый, проектный, логистический, юридический, антикризисный и системный.

Важной разновидностью управления является управление рисками, которое рассмотрено через призму экономического механизма управления рисками. Прежде всего, анализируя сущность управления рисками в экономике можно выделить следующие подходы: классический, философский, унитарный, социальный, психологический, стратегический, HRM, временной, инновационный, концепция реинжиниринга, реформационный, реорганизационный, реструктуризационный, рисковый, проектный, логистический, весовой, видовой, факторный, нейронно-математический, антикризисный и системный.

2. В рамках настоящего исследования уточнено понятия управление, экономический механизм управления рисками и антикризисное управление рисками. Управление представляет собой процесс воздействия руководящего субъекта на систему как объект руководства за счет заданного механизма воздействия с целью создания условий для перехода системы в состояние стабильности, при которой энергоматериальные затраты данной системы должны сократиться, эффективность функционирования - возрасти, а вероятность бифуркационного взрыва системы - свестись к минимуму. Следуя императиву исследования, экономический механизм управления рисками можно охарактеризовать как деятельность в условиях неопределенности внешней и внутренней среды, которая может быть скорректирована с определенной институциональной позиции и направленная на поддержание фактической достаточности капитала предприятия; агрегированного соотношения активов и обязательств баланса по срокам с целью погашения всех обязательств в рамках определенного достаточного уровня; по обеспечению достаточного фактического уровня ликвидности баланса; по минимизации крупных проектных рисков; по минимизации рисков, связанных с приобретением прав собственности на доли других юридических лиц; по обеспечению достаточного качества активов и пассивов; по обеспечению возвратности задолженностей; по обеспечению резервов на возможные потери на достаточном уровне; по максимизации прибыльности активов и капитала компании и недопущению убытков; по оптимизации структуры расходов; по оптимизации структуры привлеченных средств; по снижению зависимости деятельности отдельного птицеводческого предприятия от кризисных изменений рынка продукции АПК; по минимизации потерь, связанных с собственными акционерными и прочими правовыми обязательствами; по оптимизации деятельности, связанной с предоставлением и получением ссуд; по минимизации крупных контрактарных потерь и прочую деятельность. Под антикризисным управлением рисками следует понимать скорректированную на позицию наблюдателя совокупность деятельностей в условиях неопределенности по превентивному антикризисному управлению, рассматривая, при этом, в качестве кризиса не максимально эффективное функционирование определенной компании; по классическому антикризисному управлению как деятельности в условиях кризиса и по посткризисному управлению как деятельности по срочному восстановлению деятельности предприятия после кризиса. Выделены и уточнены три основные типа антикризисного управления: превентивное, классическое и посткризисное, скорректированные, при этом, на позицию наблюдателя.

3. В рамках настоящего исследования дополнено понятие риск для предприятия, под которым понимается количественное значение суммы превышения отдельных рисковых показателей деятельности компании над соответствующими лимитами риска по показателям, не обеспеченных необходимыми резервами на возможные потери, с учетом анализа возможных значений расхождения данных бухгалтерского и управленческого учета, по параметрам совокупного риска, который состоит из риска абсолютных изменений балансовых показателей деятельности компании; общих рисков ликвидности и обеспеченности собственными оборотными средствами; рисков финансовых показателей деятельности компании; рисков дисагрегации ликвидности баланса; риска кризисного изменения выручки, прибыли и себестоимости; рисков, связанных с деловой активностью компании; рисков рентабельности; рисков банкротства предприятия.

4. В рамках настоящего исследования уточнено определение понятия птицефабрика, которому теперь заданы более четкие рамки определения, которые требуют определенной доли именно птичьей товарной продукции, определенных лимитов по балансовой стоимости компании и требования чтобы бизнес фактически функционировал. К птицефабрике можно отнести сельскохозяйственную организацию произвольной организационно-правовой формы хозяйствования, осуществляющую производство и реализацию яичной, мясной и производной от них продукции, доля которой по среднегодовым показателям должна составлять не менее 75% совокупного оборота экономической деятельности, имеющую общую сумму активов не менее 5 млн. руб., при этом, активно осуществляющим свои производственно-хозяйтсвенные функции, основной из которых является установление состояния экономической стабильности бизнес-системы. К средней птицефабрике относится предприятие суботрасли промышленного птицеводства, суммарная балансовая стоимость которого составляет от 0,5 до 5 млн. долл. США, либо более 5 млн. долл. США, при условии, если данная птицефабрика сбывает свою продукцию исключительно на территории одной области и менее 25% ее товарной продукции по стоимости реализуется на территории только соседних областей.

5. Рассмотрена с теоретической позиции экономическая нестабильность как совокупность рисков, которые могут оказать влияние на деятельность отдельной птицефабрики.

6. Разработано понятие институциональной позиции в рамках субъектов и объектов, каждый из которых имеет собственные цели и задачи, а также экономические механизмы управления рисками.

7. Предложена типологизация экономических механизмов управления рисками, рассмотренных через призму требуемых входящих и потенциальных исходящих данных, а также прочие значимые в условиях современной российской действительности факторы.

8. Выведены понятия стабильное предприятие, стабильность совокупности предприятий как явление, когда совокупное значение функции матричной системы составляет минимум границы удовлетворительного рискового неидеалистического лимита. Компанию можно считать стабильной, если сумма рисков, рассчитанная по матричной системе оценки рисков птицеводческого предприятия, разработанной в рамках работы и данная во второй главе настоящего исследования, составляет менее 100 баллов, при этом, сумма рисков абсолютных изменений баланса менее 12 баллов, рисков экспресс-ликвидности - менее 3 баллов, рисков относительных финансовых показателей баланса - менее 12 баллов, рисков ликвидности баланса - менее 12 баллов, риска по абсолютным величинам Ф?2 - менее 15 баллов, рисков деловой активности - менее 7 баллов, рисков рентабельности - менее 15 баллов, рисков банкротства - менее 24 баллов. Совокупность предприятий в рамках региона или страны является стабильной, если средняя арифметическая сумма баллов по отдельно взятому птицеводческому предприятию и сумма баллов граф Конкуренции разработанной А-матрицы, данной во второй главе настоящего исследования, составляет менее 100 баллов.

Глава 2. Методические подходы к совершенствованию экономического механизма управления рисками

2.1. Анализ методического аппарата к совершенствованию экономического механизма управления рисками

В целом, существует ряд методических подходов к определению понятия экономический механизм управления рисками на предприятии. Первый подход рассматривает компанию как коммерческое предприятие, которому присущи общие риски, свойственные хозяйствующим субъектам. Второй подход рассматривает риски предприятия через призму его отраслевой принадлежности, так например, риски для предприятия птицепродуктового подкомплекса рассматривались бы через призму его принадлежности как организации агропромышленного комплекса (АПК), которому присущи все риски, связанные с общей спецификой отрасли АПК. Третий подход базируется на рассмотрении рисков именно атомарных предприятий. Такой подход наиболее полно учитывает риски, присущие именно предприятиям, поскольку каждое предприятие и каждая подотрасль имеет ряд сушественных особенностей, указанных, в частности, многими отечественными учеными . Эта концепция, например, наиболее полно учитывает специфику отечественного птицепродуктового подкомплекса. Для указанного типа предприятий данный подход имеет две ключевые разновидности: экономическую и связанную с продовольственной безопасностью . Подход, связанный с продовольственной безопасностью наиболее развит в западной научной литературе и имеет несколько основных моделей, среди которых следует особо выделить следующие модели риск-менеджмента птицефабрики: модель NZFSA , модель RAM , модель HSE и прочие аналогичные модели. Применение данного подтипа моделей связано по большей части с ветеринарными и санитарно-биологическими исследованиями производственного процесса, при этом, уделяется недостаточное внимание экономической и финансовой составляющей понятия риска для птицефабрики.

Следующий подход заключается в определении экономической сущности рисков для предприятий. Зарубежная научная школа управления рисками на предприятиях включают рыночные риски и специфический финансовый риск, связанный, например, для птицепродуктового подкомплекса, с потерями крупных заказчиков, включая государственные органы. Основным специфическим риском для птицефабрики по данным моделям являются риски потери крупных покупателей продукции птицеводства .

Существуют сторонники комплексного определения рисков предприятий в рамках их отраслевой принадлежности, например, для птицепродуктового подкомплекса птицефабрика рассматривалась бы как предприятие подотрасли сельского хозяйства ; тогда для данного типа предприятий можно выделить риски: риски потери заказчиков ; риски расхождения плановых и фактических показателей прибыли ; риски свободного рынка ; прочие риски. Данные авторы определяют риск в суботраслях птицеводства как подотрасли сельского хозяйства как "Возможность наступления неблагоприятной обстановки или прямых потерь, которая возникает вследствие наличия факторов неопределенности среды существования" . Также интересен подход указанных авторов к понятию "экономический механизм управления рисками" применительно к предприятию в целом: "Экономический механизм управление рисками, вследствие наличия факторов неопределенности среды существования, включает в себя искусство выбора среди стратегических альтернатив с целью сокращения рискового эффекта ... в условиях, когда сам кризис еще не наступил" , то есть риск-менеджмент на предприятии является именно превентивным и, таким образом, уделяется недостаточно внимания антикризисному риск-менеджменту в условиях кризиса и антикризисному риск-менеджменту восстановления деятельности птицефабрики в посткризисных условиях.

Обобщая концепции основных представителей научных парадигм, можно сделать вывод, что существуют следующие стратегии формирования фона экономического механизма управления рисками на предприятий: стратегия диверсификации; стратегия создания страховых резервов; стратегия, направленная на поиск крупных заказчиков (контрактарная стратегия); стратегия, связанная с использованием финансового левериджа; стратегия вертикальной интеграции; стратегия хеджинга; стратегия максимизации ликвидности; прочие стратегии. Некоторые ведущие западные специалисты в области стратегического менеджмента свели эти стратегии в четыре стратегии развития коммерческого предприятия, применимые в условиях экономической нестабильности для всех типов предприятий: стратегия концентрированного роста; стратегия интегрированного роста (прямого, обратного и полного); стратегия диверсификации (центрированная , горизонтальная и конгломеративная ); стратегия сокращения.

Подытоживая данные подходы, например, для подотрасли птицеводства, все риски в отрасли птицепродуктового подкомплекса по данным указанных авторов можно свести к: риску порчи и потери части продукции; рыночный (ценовой) риск; институциональный риск; риски, связанные с человеческим фактором; финансовый риск и прочие риски.

Наряду с этим важным фактором является детерминация сущности методического обеспечения формирования экономического механизма управления рисками.

Видным западным подходом к общему формированию экономического механизма управления рисками является концепция VaR (4:15 analysis - анализ 4:15). Аббревиатура 4:15 обозначает, что отчет VaR должен быть подан в совет управления банка J.P.Morgan, где показатель был впервые применен на практике, к указанному времени. Считается, что VaR - это показатель, характеризующий предельную величину потерь с заданной вероятностью. Классически, вероятность того, что риск превысит величину убытков VaR считается равной 1% или 5% . Методику VaR, в целом, можно разбить на две группы методик: методики анализа отдельных показателей и комплексные модели.

К методикам анализа отдельных показателей можно отнести методику определения дельта-нормального VaR и методику дельта-гамма-вега приближения .

Методика определения дельта-нормального VaR строится на предположении о нормальности распределения всех рыночных факторов, влияющих на "стоимость под риском" и о линейной связи между изменениями факторов риска. Тогда показатель VaR будет зависеть от коэффициента доверительной вероятности (К, который равен 2,33 для вероятности 99%, 1,65 для вероятности 95%), от ковариации i и j факторов риска (covij) и чувствительности D от i и j факторов риска (Dij), которая будет проявляться в следующей форме:

Формула 1.1 [Разработчики метода VaR (Указаны в списке источников)] (1.1)

Существует также метод дельта-гамма-вега приближения, который на практике, в основном, используется для расчета производных финансовых инструментов. В данной методике дельта (коэффициент хеджирования) - это отношение изменения премии дериватива к изменению цены базисного актива. Гамма - это показатель ускорения цены дериватива, например, опциона, который измеряет скорость изменения дельты по мере изменения цены базового актива. Вега - это показатель, измеряющий чувствительность цены дериватива к изменению волантильности. Иногда в данный анализ включают величину Тета, характеризующий чувствительность временной составляющей премии дериватива к сокращению его срока жизни. Данная методика используется, в основном, для расчета производных финансовых инструментов, анализ которых выходит за рамки настоящего исследования, поскольку это формирует в лучшем случае лишь малую часть экономического механизма управления рисками в современной российской действительности.

К методикам комплексного анализа VaR можно отнести такие методы, как метод исторической симуляции , стресс-тестирования и симуляции Монте-Карло . Достоинством методики является достаточно высокий уровень используемого математического аппарата, долгий срок апробации в западной практике, отражение методологии в международных нормативных документах и относительная простота в использовании.

Метод исторической симуляции предполагает статичное состояние рынка в прогнозируемом периоде. Из данного предположения следует то, что характер будущих изменений ценовых характеристик рисковых элементов будет подобен аналогичным характерам изменений в обозримом прошлом. Отсюда прямым следствием является то, что точность изменений зависит напрямую и существеннейшим образом от объемов выборки в прошлом, используемой для расчетов. Данный метод заключается в определении глубины выборки Т, то есть того исторического периода, за который отслеживаются изменения, а также в ранжировании полученных Т по убыванию. После этого метод предполагает определение порядкового номера значения q, абсолютная величина которого соответствует VaR - максимальному прогнозируемому убытку, который с заданной вероятностью не будет превышен в Т*(1-а) случаях с уровнем доверия (1-а). В условиях экономической нестабильности основополагающее предположение метода исторических симуляций о статичности внешней среды может не отражать объективной действительности рисковых изменений.

Метод симуляций Монте-Карло является самым сложным методом расчета VaR, хотя объективность значений показателя VaR может быть существенно выше. Данный метод основывается на осуществлении большого количества рыночных моделирований рыночных ситуаций по отдельному элементу с расчетом риска по портфелю в целом. Поскольку данный метод не предполагает редуцирования или иного вида упрощения формул для получения конечного результата, его использование стало отождествляться с использованием сложных моделей нейронных сетей. Алгоритм расчета метода Монте-Карло методом нейронных сетей приведен на схеме далее.

Общий алгоритм метода Монте-Карло [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 3 - Схема общего алгоритма оценки рисков методом Монте-Карло с применением нейронных сетей

Нейронные сети и комплексные и разрозненные формулы метода Монте-Карло имеют ряд существенных недостатков применительно к сельскохозяйственному, в частности, птицеводческому сектору в условиях экономической нестабильности в РФ. С одной стороны, данный метод достаточно сложен в реализации. Также метод требует наличия мощных вычислительных ресурсов, зачастую, использования мейнфреймов, что также затрудняет его использование широким кругом лиц. Также метод является достаточно сложным для понимания именно механизма расчета высшим руководством компании, а также аппаратом управления и аналитиками. Также методу присущи все недостатки математических моделей нейронных сетей: невозможность влияния на результат, незнание механизма расчетов вследствие их комплексности и прочее. Также данный метод при применении не нейронного математического аппарата в результате упрощения может наследовать все недостатки исторических и параметрических VaR. Общим выводом может стать высокая вероятность значительных погрешностей в используемых моделях и малая применимость модели в целом. Аналогичным образом с методом Монте-Карло сегодня обстоят дела и у методов стресс-тестирования, который имеет, в целом, те же недостатки, что и метод Монте-Карло.

К недостаткам общей методики можно отнести следующее. Показатель VaR является запаздывающим показателем. Как следствие, данный показатель существеннейшим образом зависит от прошлых трендов, следовательно, в условиях экономической нестабильности данный показатель не будет в должной степени адекватно отражать ситуацию. Также данный показатель подразумевает ежедневное обновление информации, что практически несовместимо с официальной отчетностью регионального банка. К тому же, каждый из подметодов VaR сам по себе имеет существенные недостатки, что осложняет его использование. Все это существенно осложняет расчет показателя VaR для банков регионов в условиях экономической нестабильности, практически делая указанный метод неприменимым для комплексного и объективного анализа рисков в текущих условиях состояния банковского сектора в РФ.

Существуют и разновидности весового подхода, наибольшее эмпирическое применение среди которых имеет методика RADOC, теория которой рассмотрена в Первой главе исследования. Данная методика призвана управлять кредитным, рыночным и операционным риском. В качестве гипотезы принимается теория ассиметричного распределения кредитного риска вследствие низкой частоты и высокой точности; гипотеза нормального распределения рыночного риска при одновременной гипотезе асимптотически нормальных ценах активов (при этом оговаривается вероятность резких отклонений от нормального распределения); гипотеза нормального распределения делового операционного риска и гипотеза экспоненциально распределенной точности (событий Пуассона) для прочего операционного риска, который воспринимается как риск случайных событий.

Указанная методика определяет экономический механизм управления рисками в его методической части как формирование заданной величины экономического капитала. В общем случае условие RADOC выглядит следующим образом (1.2):

Формула 1.2 [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Под маржей понимается различного рода доходы с капитала.

Вместе с тем, формирование величины самого экономического капитала в методике разработано главным образом для узкого типа предприятий - банков, для которых эта методика и разработана что существенно снижает применимость указанной модели в целом.

Наряду с указанными подходами, существует рейтинговый подход, достоинства и недостатки инструментария которого рассмотрены в первой главе настоящего исследования.

Инструментарий видового подхода в целом заточен с учетом различного рода отраслевых нормативных особенностей; часть подхода закреплена в различного рода нормативно-правовых актах. Вместе с тем, в современной экономике уже не так много осталось различного рода идеалистических нормативов. Так, например, банк де-факто может функционировать с лимтирующим значением коэффициента Кука ниже 2%, а различного рода лимтирующие коэффицинтарные нормативы могут не соотноситься с фактическим фиктивным банкротством предприятия. Таких частных примеров можно привести много практически для каждого разработанного идеалистического лимитирующего норматива.

Интересной особенностью является тренд к факторной классификации позиций видового подхода и весового подходов, когда классификация рисков происходит по факторной модели, а их учет по видовой и весовой моделям . Прочие модели факторного подхода требуют слишком значительного объема исходных данных для анализа рисков, что сложно добиться в условиях современной российской действительности, что, в свою очередь, в частности, рассмотрено при анализе типологизации экономических механизмов управления рисками.

Прочий инструментарий можно разделить на 5 больших групп: методики рейтингового анализа, методики ранжирования банков по ключевым показателям (чаще всего по суммарной величине Активов), методики оценки нормативов, имиджевые методики и методики стресс-тестирований; при этом, данные методики по большей части заточены под использование коммерческими банками, что сужает их применимость для прочих типов предприятий в условиях российской действительности.

Среди таких заточенных под использование банками методик можно выделить следующие. Львиная доля методик основана на применении западной методики CAMEL к оценке финансового состояния банков. Но вплоть до сегодняшнего дня эту методику так и не удалось адаптировать к условиям Российской действительности. Среди прочих методик, следует выделить методики Г. Щербаковой (основа - методики ЦБРФ, принятые до 2008г.); МБО Оргбанка (сложно применима к банкам, сама методика является закрытой, неприемлема к Российской действительности); ИНЭКС (попытка адаптации международных методик к российским стандартам банковской деятельности, сложна в применении, неприменима к Российской действительности); ИЦ "РЕЙТИНГ" (удобство в анализе результатов, но методика закрыта, слишком много сводится к субъективным оценка экспертов, исходная информация - конфиденциальна, методика труднодоступна и мало применима к Российской действительности); В Кроманов (методика доступна в печати и удобна в использовании, хотя показатели устарели, мало согласованы и слишком много отдается субъективным экспертным оценкам, дискриминанта классических моделей данного типа в условиях экономической нестабильности должна обновляться постоянно, потому данная методика неприменима к Российской действительности); методика Международного Промышленного Банка (адаптирована на западные стандарты банковской деятельности и банковского рынка, неприменима к Российской действительности в условиях экономической нестабильности); методика Питера С. Роуза (методика ведущего западного аналитика банковской деятельности, применима для банков прежде всего США и неприменима к Российской действительности); методика Дэвида Ван-Хуза (методика неприменима к Российской действительности).

Как видно, указанные методики недостаточно применимы даже для банков, что еще более сужает целесообразность их доработки в условиях прочих типов предприятий.

В рамках рассмотренных научных парадигм следует выделить ряд специфичных инструментарных методик к экономическому механизму управления рисками: метод корректировки нормы дисконта, анализ чувствительности показателей эффективности, метод сценариев, метод построения деревьев решений, теория игр.

Метод корректировки нормы дисконта близок к методу анализа чувствительности показателей эффективности. Оба метода предполагают два основных направления анализа : NPV (net present value - метод приведения к текущей стоимости) и NFV (net future value - метод приведения к будущей стоимости с учетом нормы дисконта). В рамках обоих методов существует дисконтный показатель i, который обычно рассчитывается для оптимистического, пессимистического и нормального вариантов. Иногда применяют смесь данного метода с маргиналистическим подходом . Достоинством метода является возможность определения внутренней нормы доходности, которая позволяет сопоставлять различные риски различных проектов между собой. Недостатком метода является то, что фактически инструментов анализа рисков является статическая дискретная норма дисконта i, которая существенно сужает ареал применения методики .

Метод сценариев наилучшим образом отображают различного рода сценарные матрицы. Частным случаем и одновременно методикой широкого применения в качестве механизма анализа рисков является построение вероятностного дерева решений, которое, с одной стороны, позволяет просматривать сценарную матрицу при помощи графика Гаусса, что является достоинством, и, с другой стороны, недостатком является применимость данной методики только для дискретных ступенчатых рисковых процессов либо полного абстрагирования реальности в пользу построения дискретного дерева, а также субъективизм при выборе базисных вероятностей. Данный субъективизм является слабым местом всего сценарного подхода в целом. К тому же, сценарный подход, во многом нацелен на решение частных задач, что может несколько сужать его применимость в условиях инструментарного формирования экономического механизма управления рисками.

Теория игр формирует экономический механизм управления рисками посредством концептуального принципа, лежащего в основе теории, который отодвигает теорию от анализа ретроспективных трендов и приводит к анализу волатильности изменений в зависимости от заданных гипотетических индикаторов. Ввиду асимптотической функциональной затратности математического аппарата, данный метод является частным случаем нейронно-математического подхода. Промежуточный анализ результатов в рамках данного подхода практически мало реализуем, что сужает апперцепцию метода до фактически ввода данных и получения результатов, что накладывает определенные ограничения на применение метода. К тому же, существует определенная доля субъективизма в области базисных гипотез для построения моделей. Эмпирическое же приложение методик в условия атомарного предприятия также кроет в себя ряд существеннейших трудностей, связанных и с компетенциями топ-менеджеров, и со сложившейся организационной структурой, и с абстрагированием моделей от рамок конкретного предприятия, и со сложностью апперцепции и тем более коррекции промежуточных результатов и расчетов моделей, что существенно сужает применимость аппарата в теории игр.

Качественные модели оценки рисков, такие как PEST-анализ/STEP-анализ/SLEPT-анализ/PESTEL-анализ/PESTLE-анализ , SWOT-анализ , метод экспертных оценок , метод розы и спирали рисков , метод вопросников и экспертного листа , матричные экспертные модели , модель оценки стратегического положения бизнеса , метод Дельфи; а также смешанный математико-экспертный метод Р. Кетлинского имеют следующие специфические черты. Во-первых, количественные оценки во многом зависят от субъективных позиций экспертов. Во-вторых, выбор параметров оценки во многом определяется субъективно. В-третьих, данные методы не до конца уделяют внимание количественным оценкам, что могло бы существенно конкретизировать данные методики. В-четвертых, в данных методиках достаточно высоким является уровень абстрагирования моделей. В-пятых, данные методики скорее являются дополнительным, чем основным инструментом формирования экономического механизма управления рисками. Указанное существенно сужает сферу применения вышеназванных качественных методик в условиях современной российской действительности на уровне предприятия.

Следует также рассмотреть специфические отраслевые методики управления рисками, которые в дальнейшем рассмотрены через призму эмпирического базиса настоящего исследования - птицепродуктового подкомплекса. Среди отечественных теоретиков в области аграрного риска основным подходом является определение риска в целом в отрасли АПК как вероятности прямых материальных потерь или недополучения желаемого результата вследствие кризисного изменения факторов внешней и внутренней среды предприятия . Также существует ряд подходов, которые напрямую не выделяют внешнюю и внутреннюю среду предприятия . В практике птицеводческой подотрасли сложился подход к риск-менеджменту, который выделяет риски конкурентоспособности компании на рынки как основные, при этом, наиболее представленными остаются две основные подмодели данного подхода: ориентированная на издержки и ориентированная на параметрическую модель .

Вместе с тем, указанные специфические методики также имеют ряд специфических недостатков, несколько отклоняющих сферу их применения от императива исследования. Во-первых, риски оцениваются на основании субъективной концепции обратной пропорциональной зависимости лидерства компании в сегменте рынка и уровня рисков. Следствием является интерпретация конкурентоспособности компании посредством ее анализа за счет классической модели как механизма управления рисками, что эмпирически может не отражать всей полноты сущности экономического механизма управления рисками.

Указанное свидетельствует о необходимости дальнейшего развития инструментария в области анализа и оценки рисков.

2.2 Совершенствование экономического механизма управления рисками посредством матричной системы стратегического управления предприятием на основании системного рискового анализа

Ввиду российской специфики, в разработанной в рамках исследования методике существуют данные, которые не обязательны для анализа в методике, поскольку получение указанных данных в полном объеме является во многом вероятностной величиной. В случае, если для атомарного предприятия указанные данные предоставлены, расчет будет стандартным, иначе - нормализованным. Возможность применение нормализации существенно расширяет спектр применения методики в условиях учета фактора институциональной позиции. К таким показателям относятся следующие показатели.

Во-первых, это общая изношенность основных средств, учитываемая в коэффициентном выражении (от 1 для новых средств до 0 для полностью изношенных).

Во-вторых, учитывается форма собственности предприятия: ОАО, прошедшие IPO (коэффициент 1), которые ставятся в противовес таким компаниям, как ОДО, ООО, ЗАО, ГУП, ИП и ОАО без IPO (коэффициент 0).

В-третьих, учитывается частота среза, равная условному отчетному периоду, которая может быть от нескольких часов до 365 дней с возможностью расширения. Данный показатель учитывается в единицах дней.

В-четвертых, учитывается тип производства в рамках двух пограничных состояний. 1 - это коэффициент полностью промышленных или строительных организаций. 0 - коэффициент для полностью торговых. Промежуточный процент рекомендуется рассчитывать по выходу товарной продукции в процентах от общего объема продукции.

В-пятых, это тип самого предприятия, который определяется между двумя полюсами: 1 - это полностью сельскохозяйственное предприятие; 0 - не сельскохозяйственное. Промежуточный коэффициент рассчитывается по выходу товарной продукции в процентах от общего объема продукции.

В-шестых, учитывается наличие одного из нижеследующих причинных условий функционирования предприятия: избыток ликвидных средств; инвестирование дорогостоящего, вероятно, венчурного проекта; имеется ли факт того, что предприятие в настоящий момент просто осуществило выгодную сделку; факт того, что предприятие сверхэффективно использует заемный капитал, если он дешевле собственного, что характерно, например, для кредитных организаций. Учет ведется в сопоставимом коэффициенте от 1 в случае полного совпадения с указанными фактами, либо 0 в обратном случае.

В-седьмых, учитывается рыночная стоимость акций за исследуемый период в соизмеримой с балансовой стоимостью компании величине, например, в тыс. руб. В случае, если указанные данные не известны или форма собственности предприятия учитывает отсутствие эмиссионной акционерной деятельности, ставится 0.

В-восьмых, это показатель общей экономической стабильности макросреды, который может принимать значения в 0,5 в случае полностью стабильной внешней среды, в 1 в случае наличия признаков экономической нестабильности или в 2 в условиях финансового кризиса.

В-девятых, учитывается наличие подозрения на расхождение данных бухгалтерской и финансовой отчетности по периодам (1 - есть подозрение; 0,5 - есть подозрения на некоторые расхождения; 0 - точно известно об отсутствии расхождений, можно иные дроби, характеризующие уверенность в расхождениях данных).

В-десятых, учитывается фактический (с учетом зарплаты "в конвертах") оклад всего персонала компании за отчетный (исследуемый) период (факт), за исключением генерального директора; если неизвестно - ставится 0.

В-одиннадцатых, учитывается оплачиваемая за исследуемый период сумма процентов по кредитным договорам компании, если неизвестно - ставится 0.

В-двенадцатых, учитывается среднее значение безрискового процента на рынке (например, долгосрочный депозит в Сбербанке (или скорректированная на 2% в соответствии с адаптированной ЦБРФ для использования в Российской действительности методикой Кука), доходность по государственным облигациям, в том числе, по государственным облигациям развитых стран; и т.д.); 0 - если неизвестно.

В-тринадцатых, учитывается сумма заемного капитала, под который был просчитан процент, 0 -если неизвестно.

Указанные 13 пунктов включают в себя данные, получение которых носит вероятностный характер в современной российской действительности, в особенности, когда идет анализ стороннего институционального субъекта, например, конкурентов. Алгоритм нормализации позволяет при невозможности получения опустить часть указанных данных или даже все указанные данные.

Целью дальнейшего алгоритма является выявление экономических рисков посредством сформированного алгоритмизированного экономического механизма управления рисками, за счет минимального ограниченного набора данных и с учетом апперцепциональной функции, что важно в условиях учета институциональной позиции в современной российской действительности.

Как минимум, для методики достаточно ограниченного набора исходных данных, в том числе, достаточно урезанной отчетности (формы ?1 и ?2 по ОКУД), в которой применены оптимизационные трансформации отчетности. В условиях минимальных данных, выводятся финансовые, операционные, инвестиционные, частично маркетинговые и социальные риски, что выводится во многом за счет методов нормализации и общего А-матричного алгоритма анализа.

Методика уже самой А-матрицы не имеет идеалистических лимитирующих показателей, что позволяет использовать методику для широкого круга предприятий и может стать дополнительным инструментов экономического механизма управления рисками. Методика частично учитывает тренды в рамках анализа ретроспективного сценарного развития, вместе с тем, не опирается только на ретроспективный анализ и выявление прогноза посредством анализа прошлых трендов, что выполняется, в частности, за счет использования статичных индикаторов, математического алгоритма прогнозирования.

Также методика не имеет целью эсхатологический срез деятельности предприятия или группы предприятий. Методика позволяет создавать рекомендации для атомарного предприятия, в частности, за счет анализа величины необходимого страхового резерва, анализа динамики развития окружение предприятия с прогностическим эффектом и логистического среза рисков по основным показателям деятельности с учетом апперцепциональной функции.

Далее представлена общая схема предложенных методик.

Общий алгоритм А-матрицы [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 4 - Общая схема основных условий формирования и общего позиционирования предложенных методик для формирования экономического механизма управления рисками

Для более детального ознакомления с алгоритмами А-матрицы, пожалуйста, смотрите комплексную статью автора, Александра Александровича Шеметева. Ссылка на электронный вариант статьи в данном журнале:

http://samlib.ru/editors/s/shemetew_a_a/alexanderashemetevshemetewaaa-matrica.shtml

Схема создания А-матрицы [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Примечания к А-матрицам. Для анализа А-матриц были отобраны 9 групп птицефабрик, которые включают в себя более 32 птицеводческих фирм Уральского федерального округа и выпускают в совокупности 96,396% всей яичной продукции Уральского федерального округа. В совокупности это соответствует 97,365% охвата Свердловской области по показателю поголовья кур, или 70,913% от всего объема в Уральском федеральном округе (8,788% от всего производства в РФ) по данным на 2010 год. В среднем, если приравнять значимость Свердловской области и УрФО, то получится охват рынка в совокупности в 84,139%. Если приравнять значение основных типов продукции птицефабрик: яиц и кур, то получится совокупный охват УрФО 90,268%. Теперь, определившись с объемом выборки А-матрицы, давайте определимся с обозначениями в ней самой. Ввиду громоздкости А-матрицы, в ней были оставлены лишь общие обозначения коэффициентов, так как мы с Вами уже рассматривали подробно особенности расчетов всех входящих в А-матрицу коэффициентов. 1 - это столбец, обозначающий Лимит шага. 2 - это столбец, обозначающий ? шага. 3 - это столбец, обозначающий код коэффициента. Столбцы 4,5,6 в А-матрице опущены, понимая, что они рассмотрены ранее. 7 - это столбец, обозначающий балл при НУ. 8 - это столбец, обозначающий Удельный вес. A - это ИТОГ 2006 года. B - это ИТОГ 2007 года. C - это ИТОГ 2008 года. D - это ИТОГ 2009 года. 9 - это ИТОГ 2010 года. E - это ИТОГ НУП НУ (Зона допустимого риска) 2006 года. F - это ИТОГ НУП НУ (Зона допустимого риска) 2007 года. G - это ИТОГ НУП НУ (Зона допустимого риска) 2008 года. H - это ИТОГ НУП НУ (Зона допустимого риска) 2009 года. 10 - это ИТОГ НУП НУ (Зона допустимого риска) 2010 года. 11 - это столбец Превышение норм. 12 - это столбец дополнительных сносок. В шагах 1 - 7 указанного столбца оценивается наличие или отсутствие превышения риска по показателю. Если столбец 12 принимает значение "Н", то это означает, что превышение рисков отсутствует; если он принимает значение "П" - то это означает наличие превышения риска по показателю. НТ означает специфические показатели прогнозирования вероятности банкротства. В сравнении с другими компаниями отрасли, входящими в А-матрицу, Вы можете сопоставить, является ли это, в целом, нормальным для отрасли или нет. Примечания и обозначения по статье в целом. ВБ - это валюта или итог баланса; З - это товарно-материальные запасы и затраты; КЗ - это сумма кредиторской задолженности; ДЗ - это сумма дебиторской задолженности; ГП - это сумма в денежном балансовом эквиваленте готовой продукции; ДЗС - это сумма долгосрочных заемных средств в балансе компании; КЗС - это сумма краткосрочных заемных средств в балансе компании; ВА - это сумма внеоборотных активов; ОС - это основные средства; НМА - нематериальные активы; СОС - собственные оборотные средства, разница между собственным капиталом (СК) и внеоборотными активами (ВА); А - сумма активов, равна итогу баланса; НРП - нераспределенная прибыль; Выр - выручка; ЧП - чистая прибыль; ОПр - операционная прибыль или прибыль до налогообложения; Себ - себестоимость; ДС - денежные средства; КФВ - краткосрочные финансовые вложения; ДФВ - долгосрочные финансовые вложения; СД - величина СОС, увеличенная на сумму ДЗС; ОИ - величина СД, увеличенная на сумму КЗС; ТРА - труднореализуемые активы; МРА - медленно реализуемые активы; ПП - постоянные пассивы, соответствуют СК компании; ДП - долгосрочный пассив, характеризует величину ДЗС; М - это сумма Материалов по балансовой стоимости; НЗП - незавершенное производство по балансовой стоимости; НЛА, БРА, НСО и КСП определены в самой статье; ДСП - долгосрочные пассивы; ОтсПер - это отчетный период, который берется за анализ в днях; ОПФ - основные производственные фонды; ФО - фондоотдача; Ктлкон и Ктлнач - это коэффициенты текущей ликвидности на конец и начало периода соответственно; ЧОК - чистый оборотный капитал; ТФП - текущие финансовые потребности - анализ составляющих дан в статье; Следует заметить, что в данном исследовании приведена лишь основная часть А-матрицы , касающаяся конкуренции на рынке. В данной матрицы отсутствуют сведения о "союзниках" компании, а также раздел конкурентов, которые могут прийти на рынок, за одним исключением - в примере по расчеты базиса А-матрицы приводился крупный союзник-поставщик птицеводческого сектора в УрФО. Все компании взяты условными на основании реально существующих фирм. Еще одна часть А-матрицы, касающаяся банковского окружения птицеводческого сектора, рассмотрена немного позже, в разделе, посвященном построению А-матрицы для банковского сектора. При помощи А-матрицы можно определить жесткость конкуренции на рынке и прогнозировать рисковое развитие отрасли региона в целом, минимизируя риски колебаний прогнозов. Этого можно добиться за счет применения разработанной автором методики оптимальной структуры компаний для прогнозирования рискового развития отрасли региона. Для данной методики необходимо сделать срез отрасли хотя бы за 6 лет так, как это, например, сделал автор. Вновь открывшиеся компании за данный период рассчитываются за тот срок, за который они фактически существовали. Остальные периоды приравниваются к 0 по рисковым показателям, поскольку компании не было физически. Большое количество вновь открывающихся компаний говорит, обычно, об инвестиционной привлекательности отрасли в данный момент времени, что является залогом развития отрасли. Методика повышает точность расчета в 4,86 раза; позволяет сократить рабочие места на 7,7%; возможно сокращение рабочего времени на 47% (в рамках отделов управления финансами и рисками). Расширение спектра анализа происходит на 82%; сокращение затрат на сбор данных составит 98%; повышение эффекта мониторинга (включая учет оптимизационных трансформаций отчетности) составляет 76%; сокращение минимальных требований к компетенции происходит в 17,1 раз. Общее снижение рисков составляет 3,79 раза.

Глава 3. Оценка функционирования экономического механизма управления рисками на предприятиях птицепродуктового подкомплекса

3.1. Ретроспективная динамика экономической нестабильности в Российской Федерации

В рамках исследования необходим анализ базиса для апробации методики с выявлением приоритетных и отличительных черт данного базиса.

Рассматривая статистику Российской Федерации по макроэкономическим показателям в целом можно сделать ряд выводов относительно экономической нестабильности в РФ за последние годы. Экономика РФ по основным макроэкономическим показателям с начала 2004г. шла в рост. Исследуемый в настоящей работе период можно начать отображать с конца 2005г.. Производство в России, если смотреть по индексу выпуска товаров и услуг по базовым видам экономической деятельности , в недавней исторической ретроспективе до ноября 2008г. имела положительную динамику. Хотя снижение темпов роста экономики можно наблюдать уже с конца сентября 2008г., когда в стране начался финансовый кризис. Рецессия за ноябрь составила около 7%, за декабрь - около 2%. Общегодовой тренд роста по основным показателям производства , имея положительную динамику развития на всем исследуемом периоде, начал показывать резкое снижение производственного сектора с октября-ноября 2008г.. Рецессия продолжалась по данным показателям практически весь следующий 2009г., однако в октябре-ноябре 2009г. произошел коренной и резкий перелом тренда в сторону роста по всем рассчитываемым показателям, за исключением инвестиций в основной капитал и оборота розничной торговли, которые показывают, с одной стороны, некоторое оживление с ноября 2009г. Вышеназванные отрасли находятся в упадке, в том числе, на начало 2010г. На рис. 7 приведены значения индекса промышленного производства в РФ.

Динамика индекса промышленного производства в РФ (помесячный срез) за период с нач. 2006 по нач. 2010гг. [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 7 - Динамика индекса промышленного производства в РФ (помесячный срез) за период с нач. 2006 по нач. 2010гг.

Индекс промышленного производства в Российской Федерации существенно упал в период кризиса. Буквально за сентябрь 2008г. показатель роста промышленного производства сократился практически до нуля, а с начала октября 2008г. данный показатель начал свое стремительное падение, пик которого пришелся на период рекордно низких цен на нефть - конец весны и лето 2009г. и лишь с начала 2010г. удалось остановить падение данного показателя. Экономика Российской Федерации в сфере промышленного производства только сейчас начинает набирать положительные темпы развития.

Если рассматривать такие важные показатели, как индекс потребительских цен (ИПЦ), темпы инфляции, индекс цен производителей промышленных товаров, то можно сделать вывод о наличии экономической нестабильности на протяжении всего исследуемого периода. Рост цен на промышленные товары, который в 2006г. был на уровне в 12,5%, в 2007 в 25,1%, в 2008г. показывал значительные флуктуативные колебания как в сторону повышения, так и в сторону понижения. В 2009г. средний уровень цен вырос примерно на 13,3%, что показывает экономическую деперманентность в производственном секторе; годовые темпы инфляции на всем исследуемом периоде были близки к значению в 10% годовых . Данные по официальному уровню инфляции в РФ представлены на рис. 8.

Показатели динамики официального уровня инфляции в РФ в процентах к декабрю предыдущего года с нач. 2006 по нач. 2010гг. [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 8 - Показатели динамики официального уровня инфляции в РФ в процентах к декабрю предыдущего года с нач. 2006 по нач. 2010гг.

Одним из ключевых показателей экономической нестабильности и обратного ей явления являются экспортно-импортные данные по товарам. Экспорт и импорт товаров показывают макроэкономическое благополучие государства и остро реагируют на экономические рецессии. Данные по экспорту и импорту в РФ приведены на рис. 9 и 10.

Объемы экспорта товаров из РФ за период с нач. 2006г. по нач. 2010г., млрд. долл. США [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 9 - Объемы экспорта товаров из РФ за период с нач. 2006г. по нач. 2010г., млрд. долл. США

Показатели экспорта товаров в Российскую Федерацию существеннейшим образом сократились в период кризиса. В период максимальной рецессии в период кризиса, который по показателям экспорта пришелся на конец весны - начало лета 2009г., спад составил более 57%, что говорит о крайне негативной тенденции.

Экспорт, являясь важным показателем дохода Российской Федерации, показывает основной пульс дел в России, поскольку данный показатель включает в себя доходы от экспорта ископаемого топлива, который является важным показателем дохода и доходности деятельности Российской Федерации, а также закладывается в прогноз развития бюджета страны, следовательно, в бюджетный процесс. Экспорт товаров как финансовый и экономический показатель является бюджетообразующим показателем России. Показатель экспорта товаров восстанавливается с конца лета 2009г. достаточно медленно - порядка 3,5% - 4% в месяц, что свидетельствует об умеренно низком темпе восстановления экспортного благосостояния страны.

Часть дохода от экспорта идет с АПК, а также часть дохода идет на финансирование развития АПК, потому рост данного показателя важен.

Объемы импорта товаров в РФ за период с нач. 2006г. по нач. 2010г., млрд. долл. США [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 10 - Объемы импорта товаров в РФ за период с нач. 2006г. по нач. 2010г., млрд. долл. США

Наряду с экспортом товаров из России сократился в период кризиса и импорт товаров. Поскольку значительная часть импорта связана с продовольствием и продукцией для АПК, то сокращение импорта товаров в период кризиса на 2/3 свидетельствует о благоприятной возможности для наращения мощи агропромышленного производства вследствие сокращения международной конкуренции. С начала лета 2009г. импорт снова стал расти стремительными темпами, прежде всего, за счет приобретения продуктов питания и товаров для АПК (кур, кормов, сельхозтехники и так далее). К началу 2010г. импорт поднялся в 2 раза, что говорит о нарастающей угрозе конкуренции для отрасли АПК России в целом.

Растущий и восстанавливающийся сегодня агропромышленный комплекс не готов встретить во всеоружии нарастающую конкуренцию со стороны зарубежных транснациональных товаропроизводителей, чьи финансовые, технологические, управленческие, маркетинговые, инвестиционные и операционные возможности существенно выше, чем у отечественного сельскохозяйственного подкомплекса национальной экономики. Также важным показателем экономической нестабильности является динамика курса доллара, данные по которой представлены на рис. 11.

Динамика колебаний курса доллара США относительно курса рубля РФ за период с нач. 2006 по нач. 2010 гг., руб. за долл. США [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 11 - Динамика колебаний курса доллара США относительно курса рубля РФ за период с нач. 2006 по нач. 2010 гг., руб. за долл. США

Российской Федерации в период экономической нестабильности удалось избежать стремительного нарастания флуктуативности колебаний курса доллара, что отвело часть средств из индуцированного сектора экономики и подняло возможность для вложения их в автономный сектор и его часть, связанную с агропромышленным комплексом.

Колебания курса иностранной валюты все же наблюдались. Данные колебания связаны со слишком стремительным падением основных макроэкономических показателей деятельности Российской Федерации в целом.

Многие птицеводческие предприятия сегодня в связи с этим столкнулись с проблемой роста себестоимости продукции, поскольку значительная часть кормов, биодобавок, лекарств, оборудования и прочих товаров поступает из заграницы и закупается за иностранную валюту.

Динамика колебаний цены на нефть марки

Рис. 12 - Динамика колебаний цены на нефть марки "Юралс" за период с нач. 2006г. по нач. 2010г., долл. США за баррель

Как видно из графика цены на нефть, что является одним из важнейших показателей стабильности экономики РФ. После рекордного пика, который начался с января 2007г. и имел кульминацию цены летом 2008г., начали резкую и неожиданную рецессию осенью 2008г.. Пик падения цены на нефть можно просмотреть с начала осени 2008г. по конец лета 2009г., Сейчас цена идет в достаточно стремительный рост, достигнув к началу 2010г. цены в 76 долл. США за баррель, что является 58,78% от исторического максимума цены на данную марку нефти, который был зафиксирован летом 2008г. в 129,3 USD за баррель.

Если рассматривать экономическую нестабильность с моментов ее истоков и сравнить кризисы 1998г. и 2008г. по основным показателям производственно-сбытовой деятельности страны через призму макроэкономических показателей в сопоставимых ценах, то получится следующая картина.

Экспорт-импорт товаров и услуг в РФ в сопоставимых ценах в период с начала 1994г. по конец 2009г., млн. долл. США [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 13 - Экспорт-импорт товаров и услуг в РФ в сопоставимых ценах в период с начала 1994г. по конец 2009г., млн. долл. США

Как видно из графика, экспорт-импорт услуг занимает сравнительно с товарами очень малую долю. В кризис 1998г. рецессия экономики в сопоставимых ценах, как в абсолютных, так и в относительных показателях, составила существенно меньшую величину , чем в кризис 2008г. Банки, являясь по основной функции основными кредиторами реального сектора экономики, наиболее чувствительны к его колебаниям, что во многом проявляется в данных экспорта-импорта.

Современная экономика - это, прежде всего, экономика услуг, экспорт которых составляет значительную часть дохода большинства развитых государств мира. В России, к сожалению, экспорт услуг занимает очень малую долю (не более 1/3 объема экспорта товаров в разные периоды времени). Потому отечественная экономика в значительной степени ориентируется на экспорт материальных товаров, прежде всего, ископаемого топлива.

Из вышеприведенного анализа следует, что экономика РФ на протяжении всего исследуемого периода находилась в состоянии экономической нестабильности даже в период ее стремительного роста с середины 1999г. до начала финансового кризиса осенью 2008г. Уже осенью 2008г. рецессия оказалась столь стремительной, что экономика августа и экономика сентября 2008г., фактически, стали иметь значительные различия. Более того, по некоторым показателям кризис, начавшийся в 2008г. выказывает существенно большую рецессивную силу, чем кризис 1998г. С осени 2008г. наблюдался пик экономической нестабильности в РФ. Как видно из вышеприведенных графиков, дно кризиса пришлось на осень 2008г. - весна 2009г. Это видно по всем без исключения приводимым макроэкономическим показателям. Рубль в этот период был пиково слабым. Рецессия была столь сильной, что экспорт и импорт товаров до дна кризиса сократился почти вдвое. Летом произошли существенные перемены в экономической ситуации, которые стали показывать оживление по всем отраслям экономики, однако наиболее кризисной остается отрасль розничной торговли. Во многом кризис преодолевается за счет коренных изменений трендов цен на ископаемое топливо, в частности, на нефть.

Важной составной частью экономического дисбаланса является банковская нестабильность. Банковский сектор в РФ за данный период несколько раз существенно менял ориентиры своей деятельности и отчетности. Среди коренных дат переломов методов отчета и отчетности коммерческого банка, а также специфик деятельности, что существеннейшим образом влияет на анализ рисков банка, можно выделить начало 1990 -х. гг., кризис 1998 г., 2004 г., 2007 г.. Из-за существенных расхождений имеющихся в Банке России данных учета и отчетности коммерческих организаций, сопоставление показателей деятельности банка в период до начала 2007г. делает эту задачу практически трудно разрешимой и вкладывает значительную вероятность погрешностей в расчетах, на что указывает ЦБРФ. Потому в рамках настоящего исследования комплексно будет проанализирован период с 2007 по конец 2009 гг., а предыдущие периоды будут носить исключительно справочный характер.

Одним из основных показателей макроэкономического состояния банковского сектора служит показатель нормативов обязательных резервов кредитных организаций (альфа-резерв). Данный показатель сегодня вернулся, фактически, на уровень конца 1991 г.. Рекордно высокий показатель был зафиксирован в 1995 г. Кризис 1998г. выровнял показатель на уровень в 10% . До середины 1999г. тренд показателя был - на снижение до 7 (5)%. Затем показатель колебался в пределах от 0,5 до 10% по различным показателям до 01 ноября 2009г., когда был установлен единый норматив альфа-резерва на уровне 2,5%. В целом, по данному показателю, Банк России с наступлением кризиса понизил обязательный резерв до исторического минимума в 0,5%, чтобы сократить объемы денежных средств коммерческих банков, увеличив, таким образом, мгновенные активы коммерческих банков.

Вторым важным показателем функционирования банковской системы в условиях экономической нестабильности можно считать средний процент по кредитам и средний процент по депозитам банковского сектора. Данные по этим двум показателям в РФ приведены на рис. 14.

Показатели динамики ставок по кредитам, межбанковской ставки, общей депозитной ставки и депозитной ставки без учета веса депозитов

Рис. 14 - Показатели динамики ставок по кредитам, межбанковской ставки, общей депозитной ставки и депозитной ставки без учета веса депозитов "До востребования" за период с нач. 2004 по нач. 2010гг.

Как видно из графика, банковский сектор РФ ожидал распространения мирового банковского кризиса еще до фактического наступления финансового кризиса. Следствием этого явилось поднятие общих ставок по кредитам, пик которых пришелся в кризис, когда ставки по кредитам были подняты до уровня красной линии на графике - более 12%. Банки с наступлением кризиса, чувствуя нехватку ликвидных средств и стремясь их привлечь, вынуждены были поднять ставки по депозитам более чем на 2% в период кризиса, или, в относительном выражении, более чем на 27,5%, таким образом, сделав собственный капитал банка существенно дороже. С середины лета и осени 2009г. динамика по всем процентным кредитам и депозитам банковской системы РФ начала сокращаться в совокупном относительном выражении на 24,95% , прежде всего, не за счет снижения ставок по депозитам, а за счет существенного снижения кредитных ставок. Это является положительной тенденцией, свидетельствующей об оздоровлении банковского сектора в РФ, а также о том, что существует значительная вероятность, что для банковского сектора дно кризиса по относительным показателям от основной деятельности проходит стремительными темпами.

Показатели динамики процентных ставок являются важным индикатором стабильности развития практически всех отраслей народного хозяйства. Слишком высокая цена привлеченного капитала уменьшает интенсивность развития отрасли агропромышленного производства, как следствие, обостряется проблема продовольственной безопасности страны.

Нестабильность кредитных ставок также закладывает увеличение рисков в аграрное производство, поскольку цену капитала становится практически невозможно точно прогнозировать, особенно для ограниченных в ресурсах для такого анализа сельскохозяйственных и связанных с ними организаций и предприятий, которые производят экономические блага для реального сектора экономики.

Также важным показателем состояния банковского сектора в условиях экономической нестабильности служит соотношение и объемы денежных масс различного качества. Основными показателями денежной массы в стране служат денежные агрегаты М0, М1, М2, то есть, по методологии расчета данных показателей ЦБРФ , это суммы денежных средств, которые находятся вне банковских организациях . Данные о движении данных денежных агрегатов в РФ представлены на рис. 15.

Движение основных агрегатов денежной массы М0, М1 и М2 за период с начала 2004 по нач. 2010 гг. в РФ [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 15 - Движение основных агрегатов денежной массы М0, М1 и М2 за период с начала 2004 по нач. 2010 гг. в РФ

На начало 2010г. в экономике оборачивается количество денежных средств по данным агрегатам, сопоставимое с докризисными значениями. Эта и есть та сумма средств, которую банки могут дополнительно аккумулировать из экономики различными средствами, то есть, это один из показателей потенциала развития банковской системы в условиях экономической нестабильности.

Несмотря на кризис, государство предпринимает решение об увеличении денежной массы в стране с целью покрытия дефицита средств в России и поддерживать основные сферы национального производства. Падение массы безналичных денежных средств в период пика финансового кризиса вызвано, прежде всего, массовым изъятием населением средств с банковских счетов, что привело к цепной волне роста неплатежеспособности региональных банков. На начало 2010г. объем денежной массы полностью сопоставим с докризисными показателями, при этом, экономика России в целом уже не является столь же производительной и устойчивой, каковой она была до кризиса. Это может привести к обострению акселерационных процессов в экономике, что может затронуть, в частности, сектор агропромышленного производства.

Динамика развития банковского сектора в РФ по количеству зарегистрированных кредитных организаций с нач. 2001г. по нач. 2010г. [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 16 - Динамика развития банковского сектора в РФ по количеству зарегистрированных кредитных организаций с нач. 2001г. по нач. 2010г.

Из приведенной таблицы видно, что политика Центрального Банка нацелена на сокращение количества банков в экономике, при этом, это не относится к иностранным банкам и небанковским кредитным организациям, хотя их общее количество1 на отечественном рынке еще очень мало и в совокупности на начало 2010г. составляет ровно 13% зарегистрированных в РФ кредитных организаций.

Экономическая нестабильность накладывает свой отпечаток и на такую банковскую реалию, как уход многих предприятий с рынка. Уход банков с рынка, прежде всего, в связи с уходом региональных банков с рынка, которые являлись базовыми элементами экономик собственных регионов существования. Это приводит, по большей части, к монополизации отечественного банковского рынка и вступления в силу механизмов и элементов действий теории систем.

Данные о внесении записей в Книгу государственной регистрации кредитных организаций о ликвидации КО , всего [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 17 - Данные о внесении записей в Книгу государственной регистрации кредитных организаций о ликвидации КО , всего

Темпы ликвидации банковских предприятий Банком России не флуктуативны . Кризис сказался на банковском секторе, во многом, негативно только из-за массовых изъятий депозитных средств из банков, о чем свидетельствуют высокие цифры ликвидации банков в начале кризиса: за первые четыре месяца кризиса в России было ликвидировано 25 банков, за пятый месяц - 5 банков, за шестой месяц - 3 банка, но здесь банковский кризис набрал новую силу: за три последующих месяца были ликвидированы 22 банка, а до конца 2009г. - еще 25 банков. Такие темпы ликвидации банков были характерны еще в докризисный период с 2001г.. Экономическая нестабильность сказалась пагубным образом на Российской банковской системе, а кризис еще более усугубил ситуацию. Для количественной оценки стабильности банковской системы используют такой показатель, как величину уставного капитала. Данная величина является наиболее стационарным источником собственных средств банков, потому любые ее рецессии выявляют кризис банковского сектора в целом.

Динамика зарегистрированного уставного капитала кредитных организаций (КО) РФ за период с нач. 2001г. по нач. 2010г. [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 18 - Динамика зарегистрированного уставного капитала кредитных организаций (КО) РФ за период с нач. 2001г. по нач. 2010г.

Видно, что экономическая нестабильность способствует развитию крупных банков, что можно проследить по динамике уставного капитала, в том числе, в период кризиса. Сильный рост крупных КО можно наблюдать с середины 2007г., что одновременно совпадает с мощной редукцией банковского сектора по параметру количества банков, но, при этом, уставный капитал банковского сектора РФ существеннейшим образом растет.

Уставный капитал не является надежным источником информации о степени развития банковского сектора в России. Уставный капитал и его размер, а также политика в отношении его увеличения устанавливается учетной политикой самого банка. Следствием этого является редкое изменение величины уставного капитала в банковском секторе. Новые стандарты отчетности для банков по МСФО позволяют переоценивать величину уставного капитала в соответствии с ее рыночной стоимостью, что дает существенный диапазон для увеличения базы капитала банка за счет виртуальных способов, что может негативно сказаться на фактической устойчивости банковского сектора в России. Внедрение МСФО произошло с 2004 - 2005 года, после чего виден стремительный рост увеличения уставного капитала банка. Вопрос о качественном составе и значениях дискриминантных компонент данного увеличения остается открытым.

Важным показателем, характеризующим состояние и тенденции развития банковского сектора в РФ является величина собственного капитала и активов кредитной организации. При заданных условиях нельзя без абстрактного сегментирования рассматривать активы и капитал банковской системы в совокупности, не разделяя данные показатели по качеству. Одним из показателей качества активов и пассивов кредитной организации является размер кредитной организации. Данные по собственному капиталу и активам КО РФ представлены на рис. 19.

Динамика активов КО РФ за период с нач. 2007г. по нач. 2010г. с учетом размера и рейтинга КО [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 19 - Динамика активов КО РФ за период с нач. 2007г. по нач. 2010г. с учетом размера и рейтинга КО

Как видно из графика, произошел стремительнейший рост активов крупнейших кредитных организаций страны в период кризиса, что связано со слияниями и поглощениями на рынке банковских услуг в период кризиса. Увеличение недоверия населения к банкам привело к дополнительному изъятию средств из банков, и, как следствие, к последующему падению активов крупных кредитных организаций. На начало 2010г. ситуация в данном вопросе существенно улучшилась.

В целом, величина активов кредитных организаций России является суммой средств, сопоставимой с государственным бюджетом Российской Федерации на современном этапе.

Рост динамики активов крупных кредитных организаций связан со стремительным увеличением активности их деятельности в период кризиса.

Динамика собственного капитала КО РФ за период с нач. 2007г. по нач. 2010г. с учетом размера и рейтинга КО [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 20 - Динамика собственного капитала КО РФ за период с нач. 2007г. по нач. 2010г. с учетом размера и рейтинга КО

Как видно из вышеприведенных графиков, крупные КО существеннейшим образом превосходят мелкие КО. И здесь следует учесть, что с наступлением кризиса величина Активов крупнейших КО РФ сначала увеличилась на 28,57%, а затем, с начала весны 2009г. резко упала на 14,28% . Величина собственного капитала крупнейших КО РФ претерпела взрывной рост, достигнув пика к началу 2010г.. Аналогичную тенденцию в существенно менее выраженных масштабах можно проследить и среди мелких и средних КО РФ. То есть, в самый пик экономической нестабильности в РФ, банковский сектор, фактически, рос самым стремительным образом, достигнув исторического пика своего развития в сопоставимых ценах.

Сельское хозяйство представлено двумя основными отраслями: животноводство и растениеводство. В рамках настоящего исследования акцент сделан именно на отрасли животноводства, в особенности, на его подотрасли - птицеводстве, по большей части , представленной производством куриного мяса и яиц.

Оценка экономической нестабильности в растениеводстве проведена на основании детального анализа производства зерна, результаты которого приведены на рис. 21.

Динамика валового сбора зерна в России в период с 1913 года по начало 2010 года, млн. тонн. [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 21 - Динамика валового сбора зерна в России в период с 1913 года по начало 2010 года, млн. тонн.

Как видно из графика, валовой сбор зерна зависит, во многом, от природно-климатических условий, что вызывает математическое биение графика, показывающее его взаимосвязь с природной компонентой. На саму отрасль огромнейшее влияние оказали политические события, в частности, Первая Мировая война сократила валовой сбор зерна более чем на треть, гражданская война сократила валовой сбор зерна на 58% с довоенного уровня; Вторая Мировая война (Великая Отечественная) сократила валовой сбор на 262% от довоенного уровня; неурожай 1975 года более чем на 40%; политическая ситуация распада СССР сократила валовой сбор зерна более чем в два раза. В связи с президентской программой возрождения сельского хозяйства и продвижения политики продовольственной безопасности РФ, растениеводство РФ в 2008 - 2009 гг. по показателю валового сбора зерна достигло рекордных отметок, сопоставимых с 1990г., 1978 и 1973 годами .

Валовой сбор зерна во многом зависит от рисковых компонент: политических, климатических, экономических, финансовых, социальных и прочих. Так, политические кризисы практически всегда накладывали существеннейшее влияние на производство зерна в целом по стране. Климатические колебания: неурожайные годы, засухи, весенние и осенние холода без снегопадов, наводнения, нашествия насекомых-вредителей, неумелое использование химических удобрения и средств борьбы с насекомыми-вредителями, а также прочие риски могли привести к мощнейшим колебаниям в производстве зерна по стране.

Колебания финансирования программ поддержки агропромышленного комплекса по направлениям производства зерна практически всегда существенно сказывались на валовой урожайности в целом по стране.

Социальные тренды: отток работоспособного населения из сельских местностей в городские зоны а также зачастую недостаточная квалификация рабочего и управленческого состава предприятий АПК также пагубно сказались на развитие отрасли в 1990-е годы.

Рисковая компонента присуща отрасли сельского хозяйства в целом.

Вторым важным компонентом сельского хозяйства является отрасль животноводства. В свою очередь, значительным показателем развития данной отрасли является динамика производства КРС , представленная на рис. 22.

Динамика производства КРС в России по количеству голов скота в период с 1915 по начало 2010гг., млн. голов [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 22 - Динамика производства КРС в России по количеству голов скота в период с 1915 по начало 2010гг., млн. голов.

Как видно из графика, отрасль животноводства по показателям численности КРС является сегодня существенно более кризисной, чем отрасль растениеводства по рассмотренным ранее показателям. Политическая ситуация распада СССР нанесла урон данной подотрасли животноводства существенно больший по относительным показателям, чем рецессия периодов Великой Отечественной войны и гражданской войны. Животноводство сегодня по указанному показателю находится на более кризисным уровне, чем было в период наименьшей после этого исторической рецессии - гражданской войны 1920-х .

Как видно, производство крупного рогатого скота в 2010г. упало на уровень ниже пика рецессии времен Гражданской войны 1918 - 1922 годов и пика рецессии времен Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Это говорит о практически полной стагнации данной отрасли АПК сегодня.

Основой отрасли производства КРС является производство коров как основы молочной промышленности и некоторых других отраслей экономики. Динамика развития подотрасли приведена на рис. 23.

Динамика производства коров в России по количеству голов скота в период с 1915 по начало 2010гг., млн. голов [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 23 - Динамика производства коров в России по количеству голов скота в период с 1915 по начало 2010гг., млн. голов.

Как видно из вышеприведенного графика, производство коров находится сегодня в упадке. Со времен распада СССР эта отрасль сократилась почти в 2,5 раза . Рецессия данной отрасли в наше время превзошла рецессии событий 1920-х и 1930-х годов и рецессию во время Великой Отечественной войны почти в два раза. Это, несомненно, оказывает крайне негативное влияние на проблему продовольственной безопасности страны, фактически, склоняя отечественную экономику к импорту недостающего сырья в данной отрасли. При этом, страдает молочная промышленность и связанные с ней производство сыров, сметаны, кондитерских изделий, отечественной кожной индустрии, производство органических удобрений и прочие сопутсвующие отрасли.

Производство коров в России в 2010г. упало существенно больше, чем во времена пика рецессии периода Гражданской войны и периода рецессии Великой Отечественной войны. Такое сокращение производство фактически означает зависимость России от импорта продукции мяса, сухого молока, сырья для детского питания и прочих значимых продуктов.

Согласно концепции исследования, пути повышения эффективности отрасли производства крупного рогатого скота лежат через программы государственных закупок по неограниченному объему по ценам выше рыночных по данному типу продукции, а также в развитии государственной программы страхования отрасли, которая должна обеспечить финансовую подушку безопасности для данного типа производства.

Падение производства крупного рогатого скота и коров в Российской Федерации в период 1990-х и 2000-х годов является наиболее ощутимым кризисом агропромышленного производства России, что, несомненно, накладывает отпечаток на проблему продовольственной безопасности страны.

Отрасль животноводства без учета подотраслей птицеводства и рыбоводства представлена многими дополнительными подотраслями, большое значение среди которых придается, прежде всего, овцеводству, козоводству и свиноводству. Суммарные данные по трендам данных подотраслей народного хозяйства представлены на рис. 24 и рис. 25.

Динамика производства свиней в России по количеству голов скота в период с 1915 по начало 2010гг., млн. голов [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 24 - Динамика производства свиней в России по количеству голов скота в период с 1915 по начало 2010гг., млн. голов.

Подотрасль свиноводства сегодня является кризисной. С конца 1988 года по начало 1995 года ситуацию в подотрасли можно назвать сильнейшей рецессией, а с 1995г. по сегодняшний день - стагфляцией.

Пути повышения эффективности функционирования данной отрасли лежат через создание эффективной государственной системы поддержки данной отрасли, прежде всего, за счет программы государственных закупок неограниченного объема данной продукции по цене выше средней рыночной цены.

Наличие государственной системы закупок продукции свиноводства способно будет в комплексе гарантировать закупки продукции данной отрасли по приемлемой для товаропроизводителя цене, что, в свою очередь будет способно обеспечить бесперебойное функционирование производства данного типа продукции. С другой стороны, наличие государственной системы страхования отрасли свиноводства способно в перспективе сократить или минимизировать риски деятельности предприятий данной отрасли. Все это будет способствовать комплексному и динамичному развитию предприятий данной отрасли, внося, таким образом, существенный вклад в программу государственной поддержки отрасли агропромышленного производства в Российской Федерации в пространстве и времени с учетом рисковых компонент существования данной отрасли во внешней и внутренней среде.

Одновременно, придерживаясь императива исследования, следует защитить производство данного типа продукции за счет протекционистских мер от зарубежных глобальных и транснациональных производителей данного типа продукции. Аналогичную политику следует проводить и в отрасли производства крупного рогатого скота в России, но временно закупать продукцию предприятий данной отрасли по цене выше рыночной, чтобы стимулировать производство и развитие данной отрасли. Это должно помочь в решении проблемы преодоления спада данной отрасли в России сегодня.

Динамика производства овец и коз в России по количеству голов скота в период с 1915 по начало 2010гг., млн. голов [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 25 - Динамика производства овец и коз в России по количеству голов скота в период с 1915 по начало 2010гг., млн. голов.

Как видно из вышеприведенных графиков, свиноводство, овцеводство и козоводство России также находятся в глубокой рецессии. Лишь для свиноводства можно подобрать более кризисный по упадку, но не по продолжительности, период рецессии - Великую Отечественную войну, а вот овцеводство и козоводство находятся в исторически рекордном по уровню упадка застою.

Овцеводство и козоводство являются важными отраслями для развития отечественного производства не только аграрного сектора, но и текстильного производства. Упадок данного сектора удорожает сырье для отечественных текстильных компаний, что делает их практически мало конкурентоспособными в борьбе с иностранными, прежде всего, китайскими товаропроизводителями.

Падение овцеводства в России почти в 5,5 раз в период пика рецессии со времен распада СССР говорит о существеннейшем кризисе в данной отрасли.

Свиноводство со времен распада СССР сократило свое производство почти в 2,5 раза, а овцеводство и козоводство - более чем в 3,5 раза.

Политика правительства на поддержку сельского хозяйства имела положительный результат в отрасли растениеводства, однако отрасль животноводства в совокупности это оживило менее чем на 10% в общем по указанным подотраслям .

Развитие агропромышленного производство и разрешение проблемы продовольственной безопасности страны должно быть комплексным и динамичным, базирующимся на финансово-экономической и рисковой стабильности атомарных структурных элементов каждой подотрасли и каждого сектора, входящего в АПК.

Нельзя недооценивать значение отдельных отраслей сельского хозяйства страны. Важным поднаправлением отрасли животноводства является производство молока. Данные по производству молока в России представлены на рис. 26.

Динамика производства молока в России в период с 1915 по начало 2010гг., млн. тонн [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 26 - Динамика производства молока в России в период с 1915 по начало 2010гг., млн. тонн.

Производство молока в России находилось в упадке по долгу два периода в истории России - в период с начала Первой Мировой войны до конца Великой Отечественной, когда рецессия в отрасли была рекордной, и в период с распада СССР до настоящего времени.

Недавняя политика правительства на поддержку сельского хозяйства и обеспечение продовольственной безопасности дала лишь несущественный рост в данной отрасли - 4,6% за последние 5 лет. В настоящее время подотрасль производит в два раза меньше молока, чем было в Советском Союзе и, главным образом, она сегодня базируется на личных подсобных хозяйствах граждан, мелких фермерах и индивидуальных предпринимателях.

Производство молока пострадало не настолько сильно, как прочие отрасли сельского хозяйства России после кризиса распада СССР. Это связано с высокой востребованностью данного типа продукции рынком для производства различной продукции: пастеризованного молока, сметаны, творога, детского питания, сухого молока и прочих аналогичных продуктов питания. Появление дешевых заменителей молока в технологических процессах привело к существенному падению спроса на этот продукт. Следствием этого несколько упало качество производимой продукции, связанной с использованием молока: масла, кремов, детского питания, сметаны и прочих аналогичных продуктов.

Если принять во внимание рецессию отрасли производства крупного рогатого скота в России, то рецессия производства молока произошла в сопоставимо существенно меньших объемах, что связано также с положительной рентабельностью производства молока в среднем по стране в сравнении со средней сильной отрицательной рентабельностью производства мяса крупного рогатого скота. Отсутствие прибыли как фактора развития предприятия требует наличия государственной программы помощи данной отрасли, без которого разрешить существующую проблему продовольственной безопасности России на современном этапе будет практически невозможно.

Молоко является важным продуктов питания. Поэтому производству молока должно быть уделено особое внимание. Современные птицеводческие предприятия часто держат на своем балансе крупный рогатый скот, который производит молоко для внутреннего потребления в рамках определенного птицеводческого хозяйства. Эта доля является ничтожно малой. Иных стабильных инвесторов данной отрасли в России на современном этапе осталось немного, что пагубно сказывается на развитии данного сегмента народного хозяйства.

Кризис отрасли животноводства может быть объяснен многими факторами: от кризиса распада СССР до износа материально-технической базы производства и зачастую низким качеством рабочей силы на местах. Рабочая сила отрасли АПК в значительной части представлена именно сельским населением, динамика численности которого приведена на рис. 27.

Динамика численности сельского населения в России в период с 1989 года по начало 2010г. [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 27 - Динамика численности сельского населения в России в период с 1989 года по начало 2010г.

Численность сельского населения в РФ неизменно сокращается. Это связано, с одной стороны, с более низким уровнем жизни на селе, чем в городах, особенно, в промышленных центрах, а также с естественными демографическими процессами убыли населения в РФ. Процесс убыли населения из сельской местности, с одной стороны, характерен для развитого индустриального общества, но, с другой стороны, имеет крайне негативные тенденции для отрасли АПК в целом.

В целом, ситуацию в подотрасли животноводства РФ можно назвать экономической нестабильностью, которая появилась еще со времен распада СССР. Экономическая нестабильность в растениевожстве можно проследить по динамике валового сбора зерна, а в животноводстве - по основным подотраслям: производство КРС, в том числе, коров, производство свиней, овец, коз, молока и т.д. Все рассмотренные показатели на уровне России в целом говорят о наличии экономической нестабильности, прежде всего, в отрасли животноводтсва в России в целом.

Экономическая нестабильность на макроуровне практически всегда порождает экономическую нестабильность на уровне регионов, что крайне негативно сказывается на уровне производства сельскохозяйственной продукции уже на местах. Основные тенденции развития подотрасли птицеводства будут рассмотрены в следующем подразделе главы.

3.2. Основные тренды развития подотрасли птицеводства в субъектах Уральского федерального округа

Птицеводство является важной составляющей сферы сельского хозяйства. Производство и содержание домашней птицы исторически всегда считалось важным атрибутом сельского хозяйства. Основными продуктами подотрасли птицеводства являются мясо и яйца, однако существует и ряд сопутствующих продуктов, таких как пух, перо, костный и яичный порошок, удобрения, витаминные добавки в комбикорма и прочие.

Производство птицы характерно человеческому обществу еще со времен глубокой древности. Существуют теории, согласно которым человек разводил домашнюю птицу еще с догосударственных и доцивилизационных времен. Домашняя птица способна производить белковую продукцию практически круглый год, что в прошлом было важно для физиологии человека в аспекте преодоления белкового голодания организма.

В современном мире с середины 20 века стала интенсивно развиваться особое напрвление данной отрасли - производство птицы уже не в крестьянско-фермерских хозяйствах или мелких и средних государственных коллективных хозяйствах, но на предприятиях нового типа - птицефабриках. В России массовое строительство птицефабрик началось со времен Великой Отечественной войны в рамках стратегической программы снабжения продовольствием Красной армии. В США птицефабрики стали появляться после времен Великой Депрессии перед началом Второй Мировой войны также в рамках государственной программы поддержки армии наряду со свиноводческой отраслью, об эффективности которой в языках всех стран мира сохранился целый набор терминов, например, СПАМ, который произошел от американской военной аббревиатуры, связанной с государственной программой поддержки армии США, SPAM - Spiced Ham - "консервированная ветчина с приправами", (амер.). После Второй Мировой войны птицефабрики приобрели стратегическое значение в наиболее развитых странах мира как предприятия, связанные с обеспечением населения продовольствием: в США - в рамках программы развития птицеводства Ф.Д. Рузвельта; в СССР - в соответствии с Директивами Правительства СССР.

Период с 1950 по 1988 годы можно охарактеризовать как своеобразный "Золотой век птицеводства" в России. За это время постоянно росло стабильными темпами производство мяса птицы. В 1987 и 1988 году СССР производил 2,5 миллиона тонн куриного мяса в год без применения генномодифицированной продукции и химических препаратов наращивания массы птицы, которые активно внедрены в современных отечественных птицефабриках. В этот период выращивались стандартные и элитные советские породы кур .

Сегодня на смену им пришла современная западная порода Лорри (белая, коричневая, песчаная, черная и другие), Род-айленд и другие породы, которые отличаются сравнительно более высокой продуктивностью при условии кормления их современными зарубежными кормами и биодобавками.

Кризис распада СССР создал условия для рецессии подотрасли птицеводства на ¾, что стало заметно в период максимальной стагфляции сельского хозяйства в данной отрасли в 1999 году.

В настоящее время состояние отрасли можно охарактеризовать как резкий подъем производства за счет применения современных западных технологий. Полезность данных технологий для здоровья человека является дискуссионным вопросом.

В рамках настоящего исследование акцент сделан именно на производстве мяса птицы и яйца, а также на различных показателях риска для предприятий данной отрасли. Динамика развития отрасли исходя из показателя веса мяса птицы в убойном весе приведена на рис. 28.

Динамика производства мяса птицы в убойном весе в России за период с 1913 года по конец 2010г., млн. тонн [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 28 - Динамика производства мяса птицы в убойном весе в России за период с 1913 года по конец 2010г., млн. тонн

На данном графике отчетливо видно, что наибольший рассвет подотрасли птицеводства в России начался с конца 1940-х годов и продолжался до конца 1988 года, после чего пошла резкая рецессия данного производства. Как следствие рынок был быстро заполнен продукцией западных глобальных и транснациональных производителей продукции птицеводства. Знаменитые американские окорочка буквально заполонили отечественный рынок 1990-х годов, что привело к еще большему уходу с рынка многих бывших советских птицефабрик-гигантов, которые, при условии своевременного их финансирования со стороны государства или частных инвесторов могли превратиться сами в транснациональных производителей, успешно реализующих свою продукцию за рубеж.

Стремительный рост отрасли на современном этапе начался с 2001 года и продолжается до сегодняшнего дня.

Производство птицы напрямую связано с выходом продукции отрасли животноводства в целом, совокупные данные по которой приведены на рис. 29.

Динамика производства мяса скота и птицы в убойном весе в период с 1913 по нач. 2010гг., млн. тонн [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 29 - Динамика производства мяса скота и птицы в убойном весе в период с 1913 по нач. 2010гг., млн. тонн

Вышеприведенные данные характерны не только для подотрасли птицеводства, но и для отрасли животноводства в целом по показателям производства мяса. В период пика производства в 1988 году СССР производил 10 миллионов тонн мяса в год, после чего началась стремительнейшая рецессия производства. Производство в период пика рецессии упало на 60% и держалась во многом за счет производства мяса домашними хозяйствами. Как видно из графика, современный уровень производства мяса в целом сопоставим с показателями 1913 года и с показателями 1964-1965 года в СССР. Темп современного роста производства данной продукции сопоставим с темпами роста данной отрасли 1965 - 1969 годов.

Подотрасль птицеводства напрямую связана с производством яиц. Общая динамика производства яиц в России приведена на рис. 30.

Динамика производства яиц в России за период с нач. 2000 года по конец 2010г., млн. штук [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 30 - Динамика производства яиц в России за период с нач. 2000 года по конец 2010г., млн. штук

Производство яиц в РФ динамически развивалось за указанный период, причем, производство отрасли за последние 8 лет увеличилось на 16,2%. В целом, как видно из приведенных графиков, текущий рост отрасли животноводства по показателю производства мяса произошел более чем на 85% благодаря росту подотрасли птицеводства в России за последнее десятилетие. Качественный сдвиг отрасли животноводства возможен только при комплексном подходе, когда бы все сопутствующие подотрасли развивались равномерно и динамично. Для доказательства данного тезиса был проведен корреляционно-регрессионный анализ отрасли животноводства за последние почти 100 лет (с 1913-1915 годов по начало 2010г.).

Его результаты говорят о следующем. Корреляция развития производства птицы и зерна в России за указанный период составляет +0,833; корреляция производства молока и производства птицы составляет +0,901; корреляция производства КРС и птицы составляет 0,960; корреляция развития птицеводства в целом по РФ и по Свердловской области как региону РФ составляет +0,984; общая корреляция производства зерна и КРС с производством птицы составляет +0,837 за прошедшие почти 100 лет. Глубина выборки позволяет сделать данные максимально объективными. Из данных анализа видно, что развитие птицеводства в РФ как прибыльной отрасли животноводства на сегодняшний день , невозможно, с одной стороны, без комплексного развития отрасли растениеводства и животноводства в целом по России, с другой стороны, без относительно равномерного развития подотрасли птицеводства по основным птицеводческим регионам России. Лишь комплексный подход к развитию АПК, согласно концепции исследования, может стать мощной опорой для разрешения проблемы продовольственной безопасности РФ, более того, само развитие подотрасли птицеводства сдерживается, во многом, неравномерным развитием отраслей сельского хозяйства в целом.

Так, динамика производства мяса птицы и яйца в Свердловской области выглядит следующим образом.

Динамика производства мяса птицы в убойном весе в Свердловской области за период с 1913 по нач. 2010гг., тыс. тонн [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 31 - Динамика производства мяса птицы в убойном весе в Свердловской области за период с 1913 по нач. 2010гг., тыс. тонн

Динамика производства яиц в Свердловской области в период с нач. 2000 по нач. 2010гг., млн. штук [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 32 - Динамика производства яиц в Свердловской области в период с нач. 2000 по нач. 2010гг., млн. штук

Как видно из вышеприведенных графиков, подотрасль птицеводства в России пережила три крупных кризисных потрясения: в период гражданской войны, в период Великой Отечественной войны и в период с 1989 по начало 2000 годов - в данные периоды наблюдались рекордные рецессии отрасли в истории. Но, несмотря на общий рост производства мяса птицы в Свердловской области, производство яиц существенно сократилось с 2005 по 2008 годы, однако сейчас, в связи с ростом спроса на яйцо, снова наметилась тенденция к росту производства этого продукта. В целом, птицеводство в Свердловской области находится в нач. 2010г. на уровне производства в 1983 году, что говорит о положительных сдвигах в этой подотрасли в последнее время и высокой экономической эффективности предприятий подотрасли птицеводства. Большинство птицефабрик Свердловской области, находятся в селах, следовательно, существенным образом зависят от сельской рабочей силы, динамика численности которой в указанном регионе приведена на рис. 33.

Динамика численности сельского населения Свердловской области в период с 1990г. по начало 2010г., тыс. чел [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 33 - Динамика численности сельского населения Свердловской области в период с 1990г. по начало 2010г., тыс. чел.

Численность сельского населения указанного региона существеннейшим образом сокращалась в течение 1990-х годов и 2000-х годов до 2008г., когда наметился рост сельского населения в области. Это стимулировано эффективной государственной программой контрактарной миграции в сельскую местность и возвращением многих граждан в период кризиса в сельские населенные пункты на личные подсобные хозяйства с целью минимизации стоимости продуктов питания. В целом, текущий кризис 2008-2010 года увеличил численность сельского населения Свердловской области на 100 тысяч человек, что говорит о возросшем кадровом потенциале для сельского хозяйства региона в целом. Важным качественным показателем развития подотрасли птицеводства является показатель обеспеченности населения яйцом; представлен на рис. 34.

Динамика обеспеченности населения Свердловской области яйцом, яиц (штук) на 01 жителя области в год [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 34 - Динамика обеспеченности населения Свердловской области яйцом, яиц (штук) на 01 жителя области в год

Экономическая нестабильность, эпидемия гриппа птиц и финансовый кризис 2008-2010гг. существенно сократил качественный показатель яйцеобеспеченности Свердловской области.

Показатель яйцеобеспеченности населения Свердловской области остается на более низком, чем в 2005г., уровне и тренд - отрицательный.

Кроме яйцеобеспеченности следует также учитывать иной производный от этого качественный показатель, характеризующий обеспеченность населения производимыми в области яйцами.

Динамика обеспеченности населения Свердловской области яйцом, производимых яиц из расчета в мес. на человека, штук [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 35 - Динамика обеспеченности населения Свердловской области яйцом, производимых яиц из расчета в мес. на человека, штук

Обеспеченность населения Свердловской области яйцом сократилась за период с 2006 по 2010 год, в среднем, на 15,9%.

Если посмотреть эти данные в сравнении с данными по Уральскому Федеральному Округу (УрФО) в целом, то получится следующая картина.

Динамика обеспеченности населения УрФО яйцом, яиц (штук) на 01 жителя области в год (взято по местным производимым яйцам) [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 36 - Динамика обеспеченности населения УрФО яйцом, яиц (штук) на 01 жителя области в год (взято по местным производимым яйцам)

Динамика обеспеченности населения УрФО яйцом, производимых яиц из расчета в мес. на человека, штук [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 37 - Динамика обеспеченности населения УрФО яйцом, производимых яиц из расчета в мес. на человека, штук

Из вышеприведенных данных видно, что яйцеобеспеченность населения Свердловской области на 16,03% ниже, чем в среднем по региону УрФО. Это вызвано, с одной стороны, высокой плотностью населения Свердловской области, а также сокращением общего потребления яйца в связи с кризисом прежде всего жителями городов, поскольку личные подсобные хозяйства граждан соседних областей, в особенности, Челябинской, способны несколько повысить показатель яйцеобеспеченности в своих регионах в сравнении со Свердловской областью.

Несмотря на колебания в потреблении куриного яйца, продукт пользуется сегодня неизменно высоким спросом. В среднем, современный житель Уральского федерального округа потребляет по одному яйцу в день за исключением 5-7 дней в месяц. Такой показатель потребления является важным залогом для успешного функционирования большинства птицефабрик, поскольку рентабельность производства яйца намного выше (в целом по стране положительна), чем производство мяса птицы (в среднем по стране отрицательно).

Если показатели потребления яйца в среднем в регионе, особенно, в Свердловской области идут на спад, то куриное мясо пользуется все большим спросом, что видно на нижеприведенном графике.

Динамика обеспеченности жителей Свердловской обл. мясом птицы с 1989 по нач. 2010гг., кг. на жителя в мес [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev))]

Рис. 38 - Динамика обеспеченности жителей Свердловской обл. мясом птицы с 1989 по нач. 2010гг., кг. на жителя в мес.

Обеспеченность жителей Свердловской области мясом птицы после спада в 1998 году сегодня постепенно возрастает. Значение Свердловской области в производстве птицы очень велико - она производит 49,8% от объема производства прочих областей УрФО (в 2009г.). Свердловская область производит 3,71% (5,45% ) всей отечественной продукции птицеводства, а УрФО в целом - 11,17% (16,39% ) (по состоянию на 2009г.), что является позитивным индикативным показателем и примерно равно данным по производству продукции птицеводства в Ленинградской и Московской областях в совокупности , причем, Свердловская область по производимой продукции птицеводства является сопоставимой с Московской, а Челябинская - с Ленинградской. Лишь 14 из почти 90 субъектов РФ являются сопоставимыми со Свердловской областью по объемам выпуска продукции птицеводства, причем, только 4 области превосходят Свердловскую по объемам производства продукции птицеводства: Челябинская, Московская, Ленинградская и, в особенности, Белгородская . По рейтингу областей, Челябинская область занимает третье, Свердловская - четвертое, Тюменская - 10 место по производству продукции птицеводства в РФ.

В целом, экономическая нестабильность оказала негативное влияние на развитие отрасли сельского хозяйства, в особенности, на отрасль животноводства. Птицеводство как подотрасль животноводства оказалась в существенно более выигрышном положении с 2000 года, однако резкий рост отрасли всегда связан с нарастающим риском как для птицеводческих предприятий РФ в целом, так и для аналогичных организаций в Уральском регионе и в Свердловской области в частности.

3.3 Эмпирическая эффективность методик управления комплексом предприятий подотрасли птицеводства

Эмпирическая эффективность рассмотрена на основе выборки более 90% птицепродуктового подкомплекса УрФО по объемам яично-мясной продукции. Более подробные данные приведены в Приложении 1 к настоящему исследованию. В рамках подпункта 3.3 рассмотрена картина приоритетно на крупных птицефабриках Свердловской области, понимая, что остальные птицефабрики УрФО проанализированы и общие данные приведены в Приложениях к исследованию.

УрФО как субъект федерации представлен лишь четырьмя территориями, на которых развито птицеводство. Это Челябинская, Свердловская, Тюменская и Курганская области в порядке убывания объемов производства подотрасли птицеводства. В рамках исследования проанализирована экономико-финансовая и рисковая ситуация на птицефабриках указанных областей, на основании чего были сформулированы следующие выводы. Птицеводство является, несомненно, прибыльной подотраслью народного хозяйства региона. Прибыльность данной отрасли растет в динамике даже в условиях кризиса. Причем, темпы прироста балансовых стоимостей региональных птицефабрик в указанном регионе варьируют от 7 до 21 процента в год. Средний темп роста балансовой стоимости компаний данного профиля в регионе составляет 14% в год. Рентабельность собственного капитала птицефабрик региона, в целом, за прошедшие пять лет превышала 10%. Рост выручки региональных птицефабрик, в среднем, за пять лет составлял более 20% в год, однако зачатую рост прибыли предприятий перекрывался синхронным ростом себестоимости. В 2008г. в результате кризиса ряд птицефабрик отработал с убытком , однако, в 2009г. тренд снова стал положительным. В целом, анализируя экономические и финансовые показатели птицефабрик региона, можно сделать вывод о резкой колебательности динамики развития птицефабрик по таким показателям, как фондоотдача , фондоемкость , показатели оборачиваемости кредиторской задолженности , динамики выручки, себестоимости, чистой и операционной прибыли, динамика показателей ликвидности, а также динамика показателей моделей прогнозирования банкротства, прежде всего, индекса PAS" Таффлера, показателя Z 4 моделей Альтмана, колебания модели Фульмера, колебания коэффициента прогноза банкротства, колебания модели Охе-Вербаера и еще некоторых значимых показателей и моделей. Данные колебания при стойкости иных показателей могут свидетельствовать о двух важных аспектах в деятельности птицефабрик региона. С одной стороны, это говорит об устойчивости промышленных предприятий птицеводства, несмотря на колебательные изменения некоторых показателей. Колебаниям поддаются именно те показатели и модели, которые реагируют приоритетно на изменение объемов задолженности, ликвидных средств, выручки, себестоимости и прочих связанных показателей. Это свидетельствует о двух крупных проблемах и, следовательно, рисков подотрасли птицеводства региона. Первым является риск неустойчивости покупательского сегмента рынка, что говорит о недостаточной эффективности политики маркетинга в области продвижения товара на рынок. С другой стороны, это говорит о внутренних проблемах финансового менеджмента предприятия, прежде всего, о недостаточно эффективном использовании денежных потоков на предприятии, что является кризисом инвестиционных циклов на предприятиях.

Подотрасль птицеводства, в целом, является устойчивой в финансовом и операционном цикле, однако она подвержена крайне повышенным рискам инвестиционного цикла. Согласно концепции Охе-Вербаера, разработанная для промышленных и агропромышленных предприятий, проблемы инвестиционного цикла при нормальном обращении операционного и финансового говорят о высокой вероятности банкротства предприятия вследствие кризисных изменений макросреды, которые продлятся более трех лет. Подотрасль птицеводства в Уральском регионе наиболее остро зависит от государственной поддержки, с одной стороны, которая должна выявляться в страховании рисков предприятий как в условиях экономической нестабильности, так и в условиях кризиса.

Наиболее приемлемая форма страхования предприятий АПК, следуя императиву исследования, верифицируется посредством формирования резерва ликвидных средств для каждого предприятия в отдельности в зависимости от рисковых изменений макросреды с одной стороны и наличия внутренних факторов риска на предприятии с другой. Более подробно механизм расчета необходимого страхового резерва представлен в разработанной методике матричного анализа рисков.

Очень хорошим показателем является ликвидность предприятий подотрасли птицеводства в Уральском регионе. Ликвидность практически всех предприятий региона дисагрегирована. Дисагрегация, при этом, происходит либо в меньшую, либо в большую сторону, что говорит о недостаточно эффективной системе управления денежными потоками на предприятии. При этом, сверхликвидность наблюдается, в основном, у предприятий, находящихся в государственной собственности, а недостаточная ликвидность - у предприятий частных форм собственности.

Предприятиям подотрасли птицеводства Уральского региона следует в случае сверхликвидности искать новые инвестиционные проекты, например, птицефабрике "Свердловская" стоит начать расширять ассортиментный ряд продукции, и, прежде всего, производить полуфабрикаты из кур, колбасы, готовые блюда из продукции птицеводства, возможно, развивать розничную сеть сбыта своей продукции, таким образом, комбинируя стратегии развития посредством конгломеративной диверсификации и полного интегрированного роста. Средства, которые увеличивают ликвидность предприятия, в среднем, в 4 раза выше рекомендуемого значения будут инвестированы в расширение рынков сбыта, что позволит вести более успешную конкурентную борьбу компании.

Птицефабрика "Рефтинская" использует избыточную ликвидность в расширение ассортиментного ряда продукции, однако, избыток ликвидных средств в среднем на 50% и более выше нормативного значения, свидетельствует о кризисе инвестиционного цикла предприятия, поэтому птицефабрике стоит рассмотреть возможности расширения рынка сбыта за счет расширения оптово-розничных сетей сбыта продукции по стратегии лидерства по издержкам, что позволит выделить данную компанию среди других, создавая, таким образом, стратегический каркас компании и уникальное торговое предложение, что должно помочь в преодолении признаков стадии аристократизации и ранней бюрократизации в конце жизненного цикла предприятия согласно концепции катастрофизма. Иная стратегия компании может быть не оправдана, поскольку продукция предприятия ассоциируется обществом как сравнительно недорогая и хорошего качества.

Птицефабрика "Новопышминская" Тюменской области использует избыточную на 8% ликвидность как подушку безопасности в условиях текущего финансового кризиса. Предприятие пытается всеми силами перекрыть падение выручки более чем на четверть в 2005г. И после провала политики усиления агрессивности финансовой стратегии на 50% в 2006г. С целью максимизации оборота вследствие последовавшего гриппа птиц, несколько сократившего выручку компании в 2007г. Текущий кризис наоборот поспособствовал увеличению спроса на более дешевое куриное мясо и на яйца, что позволило компании увеличить обороты почти на 20% всего за один 2009 год.

Предприятия птицеводства исследуемого региона придерживаются более консервативной финансовой стратегии, что стало возможным лишь за счет поддержки правительства комплекса АПК, прежде всего, за счет протекционистской политики продовольственной безопасности страны. Консервативная стратегия также увеличивает риски конкуренции, что может пагубно сказаться на отечественной подотрасли птицеводства при выходе на мировую арену.

Экономический и финансовый анализ развития подотрасли птицеводства в Уральском федеральном округе и в Свердловской области показывает, что птицефабрика является очень рентабельной организацией, которая способна преодолевать основные риски существования, свойственные предприятиям большинства других сфер народного хозяйства, особенно в условиях экономической нестабильности и финансового кризиса внешней среды. Птицефабрикам, в целом, удается избегать главного риска отечественных предприятий - рисков банкротства. При этом, птицефабрики практически всегда минимизируют такие риски, как риски деловой активности за счет крайне значительных показателей выручки, которые сопоставимы в целом величине балансовой стоимости компании. Для птицефабрик, в целом, характерны высокие показатели затоваривания запасами и готовой продукцией, краткосрочных заемных средств и себестоимости. Данные показатели для некоторых птицефабрик существеннейшим образом могут снижать показатели рентабельности производства мяса птицы, что, однако, существенно меньше сказывается на рентабельности производства яйца, яичного порошка и куриных удобрений. Это свидетельствует о наличии проблем с маркетинговым и инвестиционным циклами функционирования предприятий подотрасли птицеводства, причем, справедливо можно утверждать, что на основании данных экономического анализа указанные проблемы перекидываются и на операционный цикл функционирования птицеводческих предприятий исследуемого региона, что, в свою очередь, снижает существеннейшим образом рентабельность производства мяса птицы.

Подводя итоги экономического и финансового анализа региональных птицефабрик Уральского федерального округа можно сделать вывод о том, что подотрасль птицеводства является рентабельной и прибыльной. Компаниям данного типа одновременно присущ общий риск недостаточно эффективного управления денежными потоками и недостаточно эффективной сбытовой политики компании. Как следствие, экономика региона лишается части роста важного базиса экономики, который развивается с обратной корреляцией с большинством других предприятий РФ в условиях текущего финансового кризиса.

В рамках исследования разработана матричная система оценки рисков для птицефабрики, в которую уже был заложен алгоритм оценки расхождения фактических и бухгалтерских показателей отчетности предприятия, описанная ранее в Главе 3.

К первому рисковому параметру следует отнести риски абсолютных изменений балансовых показателей. Хотя, в целом, птицефабрика, являясь успешным предприятием, не превышает предельное значение риска по данному показателю, тем не менее, сам риск состоит из рисковых составляющих, отдельные значения которых зачастую превышаются, что говорит о наличии некоторых внутренних кризисов на птицеводческих предприятиях. Общим для всех птицефабрик является тенденция превышения предельного рискового значения по параметру рост запасов , особенно в 2009г., и превышение лимитов риска по показателю удельного веса запасов . Как следствие, в среднем, более чем на 40% активы баланса птицефабрики составляют запасы, что является негативным трендом. Иногда негосударственные птицефабрики исследуемого региона сталкиваются с рисками, связанными с ростом или высоким удельным весом кредиторской задолженности. Хотя, в целом, птицеводческая промышленность региона за исследуемый период сталкивается с рисками, связанными со слишком высокими показателями удельного веса краткосрочных заемных средств, в среднем, превышая предельный риск по данному показателю более, чем на 50%, что автоматически усложняет модель управления денежным потоком предприятий, как следствие, перекрывает часть эффекта действия ликвидных средств на предприятии.

Вторым важным рисковым показателем, который оценивает риски недостаточно эффективного финансового менеджмента, является показатель рисков основной ликвидности баланса. В целом, коммерческие организации имеют существенно меньшие риски, связанные с данным вопросом, чем государственные предприятия. В наше время у государственных предприятий общей проблемой является зашкаливание инвестиционных рисков ликвидности, что говорит о крайне консервативной финансовой стратегии государственных предприятий . Негосударственные птицефабрики часто сталкиваются с проблемой нехватки собственных оборотных средств, как следствие, это связано с рисками недостатков финансирования, что должно подвигнуть предприятия либо на дополнительное привлечение заемных средств. В российских условиях это связано с отрицательным эффектом действия финансового левериджа, и, как следствие, с возрастающим риском, либо с необходимостью подвигнуть предприятие на использование положительных разниц оборачиваемости средств за счет эффекта акселерации, что может быть полезно для птицефабрики в целом, и одновременно может нести негативные тренды инфляционных процессов для общества, а также это связано с возрастающими операционными и финансовыми рисками в деятельности предприятия .

Третьим важным компонентом риска на птицефабрике является совокупный риск финансовых показателей балансовой деятельности компании . Здесь для птицефабрик иногда появляются риски нехватки собственных оборотных средств, причем, у государственных птицефабрик данные показатели всегда вписываются в нормальное распределение риска, а у коммерческих риск по данному показателю существенно завышен . Также на птицефабриках области наблюдаются риски, связанные с недостаточной маневренностью собственного капитала, что говорит, в частности, о том, что в случае кризисных изменений внешней или внутренней среды на предприятии у предприятия могут возникнуть сложности с реализациями гибких антикризисных стратегий . У коммерческих предприятий также присутствуют высокие риски использования заемных средств .

Четвертым важным элементом является оценка рисков управления денежными потоками на предприятии, внешним проявлением которых выступает ликвидность в различных аспектах. В целом, данный вид риска - слабое звено деятельности всех птицефабрик региона, что находит свое отражение в зашкаливании второго риска рассматриваемой модели. Финансовый менеджмент денежных потоков - это существенный кризис на предприятии, который говорит, в принципе, о высокой вероятности банкротства предприятия в течение последующих 3 - 4 лет, но также это говорит и о том, что в случае быстрого и опрометчивого решения денежные потоки могут быть сгруппированы таким образом, что птицефабрика обанкротится в течение ближайшего 1 года .

Пятым важным риском является риск по четырем жизненно важным показателям деятельности птицефабрики: выручка (то есть, оборотные средства для проведения расчетов), себестоимость (как расходы, которые должны быть покрыты для генерации выручки в будущем), операционная прибыль (как показатель естественной эффективности деятельности компании) и чистая прибыль (как показатель конечного результата деятельности компании за отчетный период). Риски по данному показателю являются едва ли не важнейшим элементом деятельности компании, поскольку любое изменение данных показателей связано с изменениями в самом слабом звене отечественных предприятий - маркетингом в части продвижения товара на рынок и создания спроса, а также с социально-этической функцией маркетинга . Также любые изменения в выручке, себестоимости, прибыли напрямую и динамично влияют на деятельность любого предприятия .

Шестым важным рисковым показателем выступают риски деловой активности для птицефабрик региона. Относительно рисковым звеном здесь выступают такие составляющие, как риски падения фондоотдачи и риски падения материалоотдачи - важного элемента для предприятий, у которых материальные запасы составляют более ¼ стоимости активов . Риски делового оборота для исследуемых птицефабрик всегда находились на минимальном уровне. Это обеспечивается высокими показателями структуры выручки в активах предприятия, фактически, активы средней птицефабрики оборачиваются 1 раз за 350 - 400 дней, что накладывает минимальный риск на деловую активность, показывая, что она является высокой. Высокая деловая активность подотрасли птицеводства даже в условиях кризиса - это один из основных факторов высокой привлекательности отрасли для инвестиций, показывая, что вовлеченность инвестиций в процесс фактической генерации ликвидных средств является существенно более высокой, чем в других отраслях экономики, особенно, в условиях финансового кризиса. Рисковый анализ подтвердил данный тезис, показав, что фактические риски в данном показателе сосредоточены не столько в самой деловой активности, сколько в показатели падения фондоотдачи и материалоотдачи.

Седьмым важным показателем риска является определение лимитов рисков рентабельности. В целом, наряду с деловой активностью, рентабельность подотрасли птицеводства является именно сильной стороной отрасли . Для коммерческих предприятий идеальное состояние минимальности рисков рентабельности портит зашкаливание рисков недостаточной рентабельности заемного капитала, что связано с отрицательным эффектом деятельности финансового рычага . Для птицефабрики Новопышминской в Тюменской области риск по недостаточности рентабельности заемного капитала превысил максимальный лимит на 83,17% в среднем за исследуемый период с нач. 2005 по нач. 2010гг..

Восьмым важным риском является риск банкротства предприятия в обозримом будущем. В целом, риски банкротства всех исследуемых птицефабрик в обозримом будущем (до 3-х - 5 лет) являются нулевыми. Это вызвано высокой рентабельностью отрасли, сравнительно с другими отраслями народного хозяйства более высокой деловой активностью и некоторыми другими показателями риска.

В целом по рисковому анализу следует сделать ряд выводов. Несмотря на нулевую вероятность банкротства всех исследованных в настоящей работе птицефабрик Уральского региона, у предприятий данного типа существует значительные риски, связанные уже с функционированием их операционного, инвестиционного, финансового и маркетингового цикла, что говорит о необходимости улучшения внутреннего менеджмента на предприятиях подотрасли птицеводства.

В среднем, за исследуемый период, совокупный риск для птицефабрики Новопышминская составил 98,19% от предельного значения; птицефабрики Рефтинской - 55,77%; у птицефабрики Свердловская - 151,96%. Данные свидетельствуют о необходимости, прежде всего, маркетинговых, управленческих, продуктовых, технологических инноваций. Птицефабрикам региона необходима политика управления неликвидными активами, в том числе, запасами, чтобы снизить их уровень на 30 - 60%, либо на 40 - 60% увеличить их оборачиваемость за счет расширения сети сбыта. Этим предприятиям необходимо снижать себестоимость и затраты, в среднем, на 20 - 25%. Не государственным птицефабрикам необходима разработка особой политики по управлению заемными средствами, в частности, перехода на более дешевый в отечественных условиях собственный капитал при наличии страховых резервов, в том числе, кредитных.

Пути повышения антикризисного управления рисками в организациях птицеводческого подкомплекса, рассмотренных через призму сущности риска как деятельности, лежат посредством внедрения управленческих, инвестиционных и маркетинговых инноваций, которые были бы направлены на минимизацию контрактарных рисков с одновременным созданием резервов стоимости под риском (VaR) в указанных в настоящем исследовании пределах.

Величина резерва должна составлять достаточную величину на случай кризисного изменения внешней среды .

Важным элементом научного исследования является расчет эффективности методик. Такой анализ позволяет выявить полезный эффект от применения той или иной модели либо методики. Подотрасль птицеводства сегодня нуждается именно в эффективных моделях анализа рисков, которые позволили бы этой отрасли выявить все основные риски внутренней среды предприятия в их взаимосвязи и взаимозависимости с рисками внешней среды предприятия.

Как было установлено в ходе анализа экономической нестабильности как в Российской Федерации в целом, так и в отрасли сельского хозяйства в частности, экономическая дисперманентность - это явление, которое стало реалией российского народного хозяйства, в особенности, после кризиса распада СССР. В истории столь же сильная экономическая нестабильность применительно к сельскохозяйственному сектору была только два раза: в период с начала Первой Мировой войны до введения НЭПа и в период Великой Отечественной войны и в течение нескольких лет после ее окончания. Экономическая нестабильность предстаёт как набор рисков внешней среды, которые, накапливаясь в одном предприятии, могут сделать его высокорисковым, или нестабильным. Особая концентрация рисков макросреды является кризисом. Кризис всегда накладывает особые условия на рисковую деятельность предприятий, таким образом, рассматриваемая методика, анализирующая условия экономической нестабильности и кризиса применительно к предприятиям подотрасли птицеводства, имеет преимущественную эффективность по данному параметру.

На риски накладывает отпечаток форма собственности предприятия, структура его производства, оклад сотрудников и прочие значимые параметры. Риск предстаёт как комплексное явление, которое может быть описано преимущественно комплексной моделью матричного анализа. Система матричного анализа позволяет учитывать сотни переменных составляющих фактора совокупного риска на отдельно взятом предприятии подотрасли птицеводства. Комплексность исследуемой матричной системы позволяет разбить риски для предприятия почти на 3.000 рисковых элементов в течение пяти исследуемых отчетных периодов (лет, полугодий, кварталов, месяцев, недель или дней, в зависимости от выбранного масштаба исследования).

Существуют два основных метода расчета эффекта внедрения методики данного типа: общий и частный . Также можно выделить временной подход как особый тип подхода оценки эффективности. Данная методика может быть оценена общим социальным эффектом.

Для оценки величины частного эффекта взята аналогичная методика исследуемого регионального банка СКБ по состоянию на 2009г.. Данная методика состоит в оценке 9 наиболее значимых показателей и последующему сведению результатов на 5 классов предприятий . Частный эффект внедрения разработанной в рамках исследований методики составляет 2222%, или 22,22 раз. Средний эффект внедрения данной методики составляет 1286%.

Третьим критерием является сопоставление затрат времени на расчет. Данная методика предполагает использование ЭВМ. Общий эффект от внедрения составляет - в 320 раз . К тому же, у методики имеется некоторый социальный эффект . Данная методика используется на практике более чем на двух птицефабриках, в четырех банках, в трех вузах г. Екатеринбурга.

Общий эффект методики составляет 487,5% . Эта методика позволяет проводить в кратчайшие сроки за счет использования современных средств ЭВМ комплексный экономический, финансовый и рисковый матричный анализ. На основании такого анализа методика позволяет рассчитать совокупные риски для отдельного предприятия подотрасли птицеводства, а также рассчитать величину необходимого резерва.

Подводя общий итог эффективности внедрения, следует отметить, что методика матричной оценки рисков деятельности коммерческого предприятия имеет общую эффективность в 487,5% методом оценки общего количества получаемых показателей, а частную эффективность в сравнении с методикой СКБ-банка, 2.122% методом общего сравнения методик. Приравняв дискриминанту значимости всех показателей, суммарная эффективность получится равной 903,16% .

Следует рассчитать также эффективность А-матрицы, разработанной в исследовании для оценки подотрасли птицеводства в рамках одного отдельно взятого региона или национальной экономики и которая базируется на рассмотренной ранее методике комплексного матричного анализа устойчивости и рисков птицеводческого предприятия.

Данная матрица включает в себя все компоненты предыдущей методики, но способна сопоставить как минимум 25 предприятий, чья деятельность связана с рассматриваемой отраслью народного хозяйства. Социальный эффект этой методики существенен .

Временной эффект позволяет сократить время на расчеты за счет использования современных средств ЭВМ на 99,99%. Это является значительным показателем, который освобождает дополнительное время аналитика, которое может быть использовано уже не на расчет и механический анализ, но только на логический анализ представленных функций рисковой деятельности подотрасли птицеводства региона или взятого в рамках национальной экономики в целом.

Для оценки величины частного эффекта будет взята аналогичная методика исследуемого регионального банка СКБ по состоянию на 2009г.. Частный эффект внедрения разработанной методики составляет 55Ф550%, или 55,55 раза.

Третьим критерием является сопоставление затрат времени на расчет. Данная методика предполагает использование ЭВМ. Общий эффект от внедрения составляет - в 320 раз . К тому же, у методики имеется некоторый социальный эффект . Данная методика используется на практике более чем на двух птицефабриках, в четырех банках, в трех вузах г. Екатеринбурга.

Общий эффект методики составляет 12 187,5% . К тому же, методика позволяет проводить в кратчайшие сроки за счет использования современных средств ЭВМ комплексный экономический, финансовый и рисковый матричный анализ. На основании данного анализа методика позволяет рассчитать совокупные риски для отдельного предприятия подотрасли птицеводства, а также рассчитать величину необходимого резерва.

Подводя общий итог эффективности внедрения, следует отметить, что методика матричной оценки рисков деятельности коммерческого предприятия имеет общую эффективность в 12 187,5% методом оценки общего количества получаемых показателей, а частную эффективность в сравнении с методикой СКБ-банка, 55 550% методом общего сравнения методик. Приравняв дискриминанту значимости всех показателей, суммарная эффективность получится равной 33 868,75% . Данные об эмпирической эффективности методик даны в Приложении 2 к исследованию.

Основные выводы по третьей главе:

1. Рассмотрено понятие экономической нестабильности в РФ в целом и текущего финансового кризиса как кульминации дисперманентности за последние годы на основании анализа и оценки макроэкономических индикативных показателей на основе ретроспективного анализа с целью выявления отдельных аспектов эффективности практического применение определенного инструментария.

2. Проанализирована экономическая нестабильность сектора АПК в Российской Федерации и влияние экономической нестабильности на развитие сельского хозяйства в РФ по основным показателям в рамках почти 100-летней выборки (с 1913 года) в рамках ретроспективного анализа с целью выявления отдельных аспектов эффективности практического применение определенного инструментария.

3. Проанализирована и оценена экономическая нестабильность подотрасли птицеводства в Свердловской области и в Уральском федеральном округе в целом на основании комплексного анализа деятельности птицеводческих предприятий региона на основе ретроспективного анализа с почти 100-летней выборкой с целью выявления отдельных аспектов эффективности практического применение определенного инструментария.

4. На основании корреляционно-регрессионного анализа за счет продолжительной выборки почти в 100 лет показана важность комплексного развития АПК России в целом для стабильного развития подотрасли птицеводства. Рассмотрена в качестве приоритетной для апробации методики отрасль птицепродуктового подкомплекса как предприятий одновременно сельскохозяйственных, промышленных, торговых (имеются дистрибьюторские сети) и обслуживающих производство. Столь широкий охват деятельности наряду с положительными производственно-экономическими показателями свидетельствует о хороших условиях рассмотрения указанной отрасли в качестве базиса для апробации разработанных в рамках исследования методик.

5. На основании статистических данных показано значение Свердловской и Челябинской области, а также Уральского федерального округа в целом в производстве продукции птицеводства в целом по Российской Федерации.

6. Проведен комплексный рисковый анализ деятельности региональных птицефабрик исследуемого региона, в ходе которого установлены основные экономические риски функционирования предприятий данного типа в отечественной экономической действительности.

7. Оценена эффективность разработанной модели комплексной оценки рисков птицефабрики как базисного звена подотрасли птицеводства отдельной экономической зоны РФ, общая эффективность которой была рассчитана на основании системного подхода и составляет 903,16%.

8. Оценена эффективность модели комплексной оценки рисков подотрасли птицеводства как в рамках отдельно взятого региона, так и в рамках отечественной экономики в целом за счет применения разработанной комплексной А-матрицы, совокупная эффективность которой была рассчитана на основании системного подхода и составляет 33 868,75%.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование охватило вопросы, решение которых, по мнению автора, способствует совершенствованию комплексного рискового анализа птицефабрики как базисного элемента экономики птицепродуктового сектора в условиях экономической нестабильности. Обобщая результаты исследования, можно сделать следующие выводы.

1) Проведен комплексный анализ экономической нестабильности в России в целом и в отрасли сельского хозяйства в частности. В рамках исследования формулируется вывод, что экономическая нестабильность представляет собой совокупность рисков макросреды для российского сельского хозяйства в целом и птицеводства в частности. Согласно проведенному исследованию и на основании данных корреляционно-регрессионного анализа пути развития отечественной подотрасли птицеводства лежат через комплексное развитие всего сектора АПК в целом по России, что одновременно будет способствовать решению проблемы продовольственной безопасности РФ.

2) Раскрыт общий тренд экономической дисперманентности в России в области животноводства и в его части - подотрасли птицеводства. Внешняя макросреда региональных птицефабрик находится в состоянии, которую можно оценить как экономическую нестабильность, что накладывает существенный отпечаток на производственную деятельность.

3) Отъюстирована сущность основных отечественных и зарубежных методик оценки рисков на предмет их применимости для анализа рисков существования птицефабрик, которые позволили бы наиболее полно отобразить рисковую картину существования отдельно взятой группы организаций данного типа. В настоящее время все большую популярность приобретают рейтинговые методики анализа рисков для отдельно взятой птицефабрики. В исследовании излагается концепция, согласно которой указанный тип методик существенно менее объективно отображает фактическую рисковую картину отдельно взятой птицефабрики, результатом чего, в частности, согласно концепции исследования, является текущий кризис в отрасли сельского хозяйства в целом, вызванный существенно меньшим рейтингом предприятий данной отрасли в сравнении со многими предприятиями других отраслей, что вызывает заниженную внешнюю интерпретацию индикаторов инвестиционной привлекательности указанного сегмента экономики и является важной причиной текущего кризиса в аграрном секторе экономики РФ.

4) Для целей финансового и рискового анализа и выведения общей рисковой картины в птицепродуктовом сегменте народного хозяйства проанализирована отчетность региональных птицефабрик Уральского федерального округа, при этом, особое внимание уделялось Свердловской области. Пути повышения эффективности деятельности птицефабрик лежат через максимизацию эффективности управления денежными потоками в организациях птицепродуктового подкомплекса, а также через внедрение указанных в исследовании управленческих, продуктовых и маркетинговых инноваций. Атомарным звеньям птицепродуктового подкомплекса следует уделять особое внимание проблемам управления запасами и создания страхового резерва на случай кризисных изменений макросреды.

5) Исследована экономическая реалия птицеводческого сектора в РФ. Текущий финансовый кризис по абсолютным и относительным показателям падения деятельности системы АПК страны по некоторым оценкам превзошел в падении кризис 1998г.. Птицеводство стало антикризисным подспорьем для основных субсегментов животноводства в России в условиях обострения экономической нестабильности, что повышает инвестиционную привлекательность данных суботраслей для сторонних инвесторов, и упомянутое, в свою очередь, является важным компонентом, обеспечивающим потенциал развития отрасли.

6) Рассмотрена экономическая ситуация в птицеводческом секторе в отдельно взятом регионе - Уральском федеральном округе с обстоятельным мониторингом Свердловской области. В исследовании приводятся выводы о высоких темпах посткризисного развития деятельности птицеводческих организаций, что свидетельствует о высокой эффективности данного типа предприятия в экономике.

7) Проведен комплексный финансовый анализ и анализ рисков существования птицефабрик Уральского федерального округа и Свердловской области по методике определения лимитов деятельности. В раках исследования сложившаяся ситуация в данном регионе воспринимается как благоприятная. Существенным недостатком развития подотрасли птицеводства является то, что предприятия данной производственной ориентации применяют на практике, в основном, консервативную финансовую стратегию, что внешне проявляется в недостаточно эффективном управлении финансовыми потоками на предприятии. Это в краткосрочной перспективе минимизирует риски, однако в долгосрочной перспективе это максимизирует риски потери конкурентоспособности как отдельно взятых атомарных компаний, так и части отечественной птицеводческой подотрасли в экономико-финансовой топологии народного хозяйства.

8) Произведен расчет эффекта от внедрения методики комплексного матричного анализа рисков деятельности коммерческой организации и методики комплексного матричного анализа рисков птицеводческого сектора на основании составления А-матрицы. В результате оценки эффективности внедрения методики комплексного матричного анализа рисков деятельности коммерческой организации установлено, что частный эффект от использования методики равен 2122%; общий эффект от использования данной методики равен 487,5%; временной эффект позволяет сократить затраты времени на вычисление на 99,9%; социальный эффект заключается в практическом применении данной методики на некоторых предприятиях и в учебном процессе атомарных образовательных учреждений высшего профессионального образования. Совокупная эффективность методики равна 903,16%, а совокупная эффективность А-матрицы составляет 33 868,75%.

Выводы и предложения, изложенные в настоящем исследовании имеют научно-прикладное значение и могут быть использованы на атомарных предприятиях птицепродуктового подкомплекса в условиях экономико-финансовой дисперманентности в Российской Федерации.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1 Книга государственной регистрации организаций Банка России (рассмотрена копия документа)

2 Налоговый кодекс Российской Федерации ФЗ РФ ?146-ФЗ от 31 июля 1998. и ?117-ФЗ от 05 августа 2000. с последующими изменениями и дополнениями, ст.11 п.5 и проч.

3 О банках и банковской деятельности ФЗ РФ ?395-1 от 02 декабря 1990., опубликован в Российская газета ?27 от 10.02.1996. с последующими изменениями и дополнениями в редакции от 27.12.2009., вступивш. в силу от 01.01.2010

4 О валютном регулировании и валютном контроле ФЗ ?173-ФЗ от 10 декабря 2003. с изменениями и дополнениями

5 О международных подходах (стандартах) организации управления процентным риском Письмо Отделения ?1 Московского ГТУ ЦБР ?51-12-16/41005 от 15 октября 2007г.

6 О методических рекомендациях о порядке составления и представления кредитными организациями финансовой отчетности - Письмо ЦБРФ ?19-Т от 10.02.2006г.

7 О некоторых вопросах, связанных с вступлением в силу Положения Банка России от 26 марта 2007года ?302-П О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации и составлением годового бухгалтерского отчета за 2007год, Письмо ЦБРФ

8 О перечне, формах и порядке составления и представления форм отчетности кредитных организаций в Центральный Банк Российской Федерации Указание ЦБРФ ?2332-У от 12 ноября 2009г.

9 О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженностям Положение ЦБРФ ?254-П от 26 марта 2004.

10 О составлении публикуемой отчетности за 2007г. Письмо ЦБРФ ?25-12-5/803 от 30.01.2008г.

11 О центральном банке Российской Федерации (Банке России) ФЗ РФ ?86-ФЗ от 10 июля 2002. с последующими изменениями и дополнениями

12 Об обязательных нормативах банков Инструкция ЦБРФ ?110-И от 16 января 2004.

13 Об оценке экономического положения банков Указание ЦБРФ ?2005-У от 30 апреля 2008

14 Письмо ЦБРФ ?15-3-3-5/4614 от 20.11.2007г.

15 Письмо ЦБРФ ?25-12-5/803 от 30.01.2008г.

16 Письмо-разъяснение ЦБРФ в ответе на Письмо 20/4886 от 12.10.2007г., номер ответа 15-3-3-5/4614 от 20.11.2007г.

17 Положение о поставке, учете, контроле и расходовании средств и продовольствия, поступивших от регионов в оперативный резерв сельскохозяйственной продукции и продовольствия Правительства Российской Федерации в счет погашения задолженности по кредитам, полученным в 1997 году из специального фонда для кредитования организаций агропромышленного комплекса на льготных условиях (утв. постановлением Правительства РФ от 9 апреля 1999 . N 401), (с изменениями от 8 августа 2003г.)

18 Абалкин Л.И. Логика экономического роста. - М.: Ин-т экономики РАН, 2002. - 228с.

19 Абдикеев Н.М., Данько Т.П., Ильдеменов С.В., Киселев А.Д. Реинжиниринг бизнес-процессов, М.: ЭКСМО, 2007, 592С.

20 Абдикеев Н.М., Данько Т.П., Ильдеменов С.В., Киселев А.Д. Реинжиниринг бизнес-процессов: полный курс МВА, М.: ЭКСМО, 2006, 592С.

21 Авдеев В.В. Управление персоналом. Оптимизация командной работы: реинжиниринговая технология, М.: Финансы и статистика, 2006, 960С.

22 Аганбегян А.Г. Кризис: беда и шанс для России. М.: Астрель, 2009

23 Агирбов Ю.И., Мухамедзянов Р.Р., Леснов А.П. Риски сельскохозяйственной продукции, М.: МСХА, 2005

24 Агирбов Ю.И., Мухаметзянов Р.Р. Сельскохозяйственная кооперация и агропромышленная интеграция, М.: МСХА, 2005

25 Акмаева Р.И. Стратегический менеджмент, М.: Волтерс Клувер, 2010, 432С.

26 Аксерлов Дж., Шиллер Р. Spiritus Animalis: как человеческая психология управляет экономикой и почему это важно для мирового капитализма, М.: Юнайтед-Пресс, 2010, 273С.

27 Анфиногентова А.А. Межотраслевые взаимодействия в региональных агросистемах. Саратов: ИСЭП АПК РАН, 1997

28 Аньшин В.М., Ильина О.Н. Исследование методологии оценки и анализ зрелости управления портфелями проектов в российских компаниях, М.: ИНФРА-М, 2010, 200С.

29 Архангельский Г. Работа 2.0: прорыв к свободному времени, М.: Манн, Иванов и Фербер, 2010, 192С.

30 Балдин К.В. Инновационный менеджмент, М.: Academia, 2010, 368С.

31 Банк В. Р., Зверев В. С. Информационные системы в экономике, М.: ЭКОНОМИСТЪ, 2006. - 477С.

32 Бараненко С.П. Инновационный менеджмент, М.: Центрполиграф, 2010, 287С.

33 Барсукова С. Ю. Неформальная экономика, М.: ГУ ВШЭ, 2009. - 356С.

34 Белоглазова Г.Н., Кроливецкая Л.П., Иванькова Т.П. Банковское дело: организация деятельности коммерческого банка, СПбГУЭиФ, 2009

35 Белых Л.П. Реструктуризация предприятий, М.: Юнити, 2009, 511С.

36 Бирман Т.Б., Кочурова Т.Б. Стратегия управления инновационными процессами, М.: Дело АНХ, 2010, 144С.

37 Блинова А.О. Реинжиниринг бизнес-процессов, М.: ЮНИТИ, 2010, 343С.

38 Богомолов О.Т. Мировая экономика в век глобализации: учебник, гриф УМО РФ. - М.: Экономика, 2007. - 359с.

39 Большаков А.С. Антикризисное управление на предприятии: финансовый и системный аспекты, СПб.: СПбГУП, 2010, 488С.

40 Брагина З.В., Дудяшкова В.П., Каверина З.Т. Управление персоналом, М.: КНОРУС, 2010, 126С.

41 Быстров О.Ф. Антикризисное управление финансами предприятия, М.: МСХИ, 2009, 336С.

42 Важенина И.С. Репутация территории: теория, методология, практика. - М.: Экономика, 2007. - 207с.

43 Вайн С. Глобальный финансовый кризис, Альпина Бизнесс Букс, 2009. - 302С.

44 Ворожейкина Т.М., Игнатов В.Д. Логистика в АПК, М.: КОЛОСС, 2005

45 Гатаулин А.М. Введение в системный анализ, М.: МСХА, 2005

46 Глазьев С.Ю. Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса. М.: Эконометрика, 2010

47 Глубокий С.В. Товаропроводящая сеть предприятия: эффективные решения по организации, маркетигу и менеджменту, М.: Издательство Гревцова, 2008, 376С.

48 Гончар К. Р., Кузнецова Б. В. Российская промышленность на этапе роста: факторы конкурентоспособности фирм, М.: ГУ ВШЭ, 2008. - 480С.

49 Гончаренко Л.П. Риск-менеджмент, М.: Кнорус, 2010, 216С.

50 Гордо Н. Ю. Технико-экономический анализ деятельности предприятия, Екатеринбург: УрГУ им. А. М. Горького, 2007. - 162С.

51 Готвань О. Д. Методология и опыт прогнозирования Российской денежно-банковской системы, М.: МАКС-ПРЕСС, 2009, - 360С.

52 Гохан П.А. Слияния, поглощения и реструктуризация компаний, М.: Альпина Бизнес Букс, 2007, 741С.

53 Григорьев Н. Ю. Менеджмент по нотам: технология построения эффективных компаний, М.: Альпина Паблишерс, 2010, 692С.

54 Гританс Я.М. Организационное проектирование и реструктуризация (реинжиниринг) предприятий и холдингов: экономические, управленческие и правовые аспекты, М.: Волтерс Клувер, 2008, 224С.

55 Грошев И.В., Юрьев В.М. Менеджмент организационной культуры, М.: МПСИ, 2010, 760С.

56 Грошев И.В., Юрьев В.М. Менеджмент организационной культуры, М.: МПСИ, 2010, 760С.

57 Грядов С.И. Организация сельсохозяйственной деятельности, М.: КОЛОСС, 2003

58 Гумерова Г.И. Управление инновационными преобразованиями, М.: Дело АНХ, 2010, 140С.

59 Делюсин Л. Дэн Сяопинь и реформация китайского социализма, М.: Муравей, 2003

60 ДеМарко Т. Дэдлайн: роман об управлении проектами, М.: Омега-Л, 2010, 352С.

61 Демарко Т., Макменамин С., Робертсон Дж., Хрущка П. Балдеющие от адреналина и зомбированные шаблонами: паттерны поведения проектных команд, М.: Символ, 2010, 288С.

62 Демпамфилис Д. Слияния, поглощения и другие способы реструктуризации компаний, М.: Олимп-бизнес, 2007, 960С.

63 Джилад Б. Конкурентная разведка: как распознать внешние риски и управлять ситуацией, СПб.: ПИТЕР, 2010, 320С.

64 Дик В. В. Банковские информационные системы, М.: ЭКОНОМИСТЪ, 2006. - 816С.

65 Дынкин А.А., Соколов А.А. Интегрированные бизнес-группы - прорыв к модернизации страны, М., 2001

66 Егоршин А.П. Стратегический менеджмент, М.: Экономика, 2010, 192С.

67 Елисеева И. И. Эконометрика, М.: Финансы и статистика, 2008. - 576С.

68 Емельянов О.В. Управлять по-русски, или управленческие максимы в национальном фольклере, М.: Экономика, 2010, 43С.

69 Жарковская Е.П., Бродский Б.Е. Антикризисное управление: диагностика состояния организации, финансовое оздоровление организации, программа антикризисного управления и предупреждение банкротства, М.: ОМЕГА-Л, 2007, 356С.

70 Железко Б.А., Ермакова Т.А., Володько Л.П. Реинжиниринг бизнес-процессов, Минск: Книжный дом Минск Мисанта, 2006, 216С.

71 Журкин В.В. Общая оборона: новая европейская инициатива, М., 2001

72 Задков А.П. Фактор риска в сельском хозяйстве, Новосибирск:РАСХН Сиб Отделение СибНИИЭСХ., 1998. - 264 стр.

73 Заславская Т.И., Рывкина Р.В. Социология экономической жизни, М., 1991

74 Зинов В.Г., Вовк Д.Н. Инновационный бизнес: практика передачи технологий, М.: Дело АНХ, 2010, 220С.

75 Зинченко А.П., Назаренко В.И., Шайкин В.В. Аграрная политика, М.: КОЛОСС, 2004

76 Зыкова И.В. Юридические лица: создание, реорганизация, ликвидация, М.: Ось-89, 2007, 256С.

77 Иваницкий В.П. Формирование и развитие финансового механизма на основе распределения накоплений промышленности. Иркутск: изд-во Иркут. Ун-та, 1984

78 Ивантер В.В., Кузык Б.Н. Будущее России: инерционное развитие или инновационный прорыв? М.: Ин-т экономических стратегий, 2005

79 Ивасенко А. Г., Никонова Я. И., Димакова Е. С. Денежное обращение и кредит в России, Феникс, 2009. - 177С.

80 Ивасенко А.Г. Антикризисное управление, М.: Кнорус, 2010, 504С.

81 Ильин В.В. Реинжиниринг бизнес-процессов с использованием ARIS, М.: Вильямс, 2008, 256С.

82 Иода Е.В., Мешкова Л.Л., Болотина Е.Н. Классификация банковских рисков и их оптимизация, Тамбов: ТГТУ, 2002

83 Исаев Д.В. Корпоративное управление и стратегический менеджмент: информационный аспект, М.: ГУ ВШЭ, 2010, 219С.

84 Ишаев В.И. Россия в глобальном мире. Хабаровск, 2003

85 Ишмияров М.Х., Крайнова З.А. Реструктуризация как экономический механизм повышения эффективности нефтегазового производства: методология и практика, М.: Нефть и газ, 2003, 240С.

86 Какаева Е.А., Дуденкова Е.Н. Инновационный бизнес: стратегическое управление развитием, М.: Дело АНХ, 2010, 176С.

87 Калянов Г.Н. Моделирование, анализ, реорганизация и автоматизация бизнес-процессов, М.: Финансы и статистика, 2007, 240С.

88 Канке В.А. Философия менеджмента, М.: КНОРУС, 2010, 392С.

89 Кемп С. Управление проектами без мистики, М.: ГИППО, 2010, 384С.

90 Ковалев П. П. Банковский риск-менеджмент, М.: Финансы и статистика, 2009. - 304С.

91 Кодин В.Н., Литягина С.В. Как работать над управленческим решением: системный подход, М.: КНОРУС, 2010, 190С.

92 Козлова А.В. Психология управления коллективом и психология развития руководителя (красная), М.: Медицинская книга, 2009, 160С.

93 Королев Ю.Б., Коротнев В.Д., Кочетова Г.Н. Управление в АПК: альбом наглядных пособий, М.: КолосС, 2009, 360С.

94 Коротков Э.М. Менеджмент, М.: ЮРАЙТ, 2010, 640С.

95 Коротков Э.М., Александрова О.Н., Валовой Д.В. Антикризисное управление, М.: ИНФРА-М, 2006, 618С.

96 Кремер Н. Ш. Высшая математика для экономистов, М.: ЮНИТИ, 2006г., 2010г. - 479 С.

97 Круглова Н.Ю. Антикризисное управление, М.: КНОРУС, 2010, 512С.

98 Кудрявцев А.А. Интегрированный риск-менеджмент, М.: Экономика, 2010, 655С.

99 Кузинс П. Стратегическое управление цепочками поставок: теория, организационные принципы и практика эффективного снабжения, М.: ДиС, 2010, 302С.

100 Куклин А.А., Агарков Г.А., Зыкова Е.А. Теневая экономика и хозяйственный комплекс регионаэ - Екатеринбург: УрО РАН, 2005. - 170с.

101 Ларионов И.К. Антикризисное управление, М.: Дашков и К, 2010, 292С.

102 Лич Л. Вовремя и в рамках бюджета: управление проектами по методу критической цепи, М.: Альпина паблишерс, 2010, 354С.

103 Личко К.П. Прогнозирование и планирование в АПК, М.: ГАРДАРИКИ, 2003

104 Маевский В.И. Введение в эволюционную макроэкономику, М., 1997

105 Макаров В.Л. Социальный кластеризм. Российский вызов. - М.: Бизнес Атлас, 2010. - 272с.

106 Марамыгин М. С., Казак А. Ю., Шатковская Е. Г. и др. Деньги Кредит Банки: Учебник для вузов, М.: ЭКОНОМИСТ, 2007.

107 Мендель А.В. Модели принятия решений, М.: ЮНИТИ, 2010, 463С.

108 Минакир П.А. Системные трансформации в экономике. - Владивосток: Дальнаука, 2001

109 Миторин Л. Б., Покровский А. К., Беляев В.М. Основы менеджмента и управления персоналом: логистическая концепция, М.: Горячая линия Телеком, 2010, 240С.

110 Моисеева С. Р. Финансовая статистика: денежная и банковская, М.: Кнорус, 2010. - 208С.

111 Началов А.В. Юридические лица и индивидуальные предприниматели: создание, реорганизация и ликвидация, М.: Статус-КВО 97 Налог Инфо, 2007, 392С.

112 Нешитой А. С. Финансы, денежное обращение и кредит: Учебник, Дашков и Ко, 2009. - 592С.

113 Новоселов А.В., Романова О.А. Корпорация: атрибутивные свойства, закономерности эволюционного развития в России и странах Запада. - Екатеринбург: Ин-т экономики УрО РАН, 2010. - 192с.

114 Ноздрева Р.Б. Антикризисное управление, М.: Проспект, 2010, 120С.

115 Оголева Л.Н., Чернецова Е.В., Радиковский В.М. Реинжиниринг производства, М.: КНОРУС, 2006, 304С.

116 Орлов А. И. Менеджмент, М.: Знание, 1998

117 Оуэн Дж. Как управлять людьми: способы воздействия на окружающих, М.: Претекст, 2010, 346С.

118 Первушин В.А. Практика управления инновационными проектами, М.: Дело АНХ, 2010, 208С.

119 Петраков Н.Я., Видяпин В.И., Журавлева Г.П. и др. Экономические системы: кибернетическая природа развития, рыночные методы управления, координация хозяйственной деятельности корпораций. М.: ИНФРА-М, 2008. - 384с.

120 Пихало В.Т., Ефремова Ю.Е., Петрова С.А. Управление персоналом организации, М.: ФОРУМ, 2010, 400С.

121 Покровских А.К. Исследование систем управления: транспортная отрасль, М.: КНОРУС, 2010, 360С.

122 Полтерович В.М.Элементы теории реформ. - М.: Экономика, 2007. - 448с.

123 Полукаров В.Л., Петрушин В.И. Психология менеджмента, М.: КНОРУС, 2010, 280С.

124 Попов Е.В. Эволюция институтов миниэкономики. М.: Наука, 2007. - 550с.

125 Просветов Г.И. Управление инновациями: задачи и решения, М.: Альфа-пресс, 2010, 208С.

126 Радыгин А.Д., Гонтмахер А.Е., Межераупс И.В., Энтов Р.М. Экономико-правовые факторы и ограничения в становлении моделей корпоративного управления. - М.: ИЭПП, 2004

127 Раппопорт А.Н. Реструктуризация российской электроэнергетики: методология, практика, инвестирование, М.: Экономика, 2005, 213С.

128 Рогов М. А. Риск-менеджмент: Value at risk: портфельный подход, стресс-тестинг М: Финансы и статистика, 2001, 2006, Гл. 16

129 Руденко А.М. Управленческая психология, М.: Феникс, 2010, 345С.

130 Рыбин В. И. Национальные банковские системы, М.: ИНФРА-М, 2009. - 528С.

131 Рыбников О.Н. Психофизиология профессиональной деятельности, М.: Academia, 2010, 320С.

132 Ряховская А.Н. Зарубежная практика антикризисного управления, М.: МАГИСТР, 2010, 271С.

133 Сафарян К.В. Инновационный бизнес: практические аспекты оценки активов, М.: Дело АНХ, 2010, 188С.

134 Светлаков А.Г. Экономическая безопасность: учебное пособие. - Пермь: ПГСХА, 2010. - 328с.

135 Семенов А.К. Основы менеджмента, М.: Дашков и К, 2010, 472С.

136 Симония Н.А., Макаров В.Л. Энциклопедия стран мира. - М.: Экономика, 2004. - 1319с.

137 Смулов А. М. Промышленные и банковские фирмы: взаимодействие и разрешение кризисных ситуаций, М.: Финансы и статистика, 2009. - 496С.

138 Социально-экономические риски: диагностика причин и прогнозные сценарии нейтрализации/Под. Ред. В.А. Черешнева, А.И. Татаркина. - Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2010. - 1200с.

139 Стоянова Е.С. Финансовый менеджмент: теория и практика М.: Перспектива, 1999, с. 503-504

140 Струченкова Т.В. Валютные риски: анализ и управление, М.: Кнорус, 2010, 216С.

141 Тарасевич Л.С., Гребенников П.И., Леусский А.И. Макроэкономика//Учебник для финансовых вузов, М.: Высшее образование, 2006, 2008, стр. 117-127

142 Татаркин А.И. Уральский регион: последствия экономического реформирования. Екатеринбург, 1996

143 Татаркин А.И., Попов Е.В. Миниэкономика. - М.: НАУКА, 2003. - 487с.

144 Тельнов Ю.Ф. Реинжиниринг бизнес-процессов: компонентная методология, М.: Финансы и статистика, 2006, 320С.

145 Тихомиров М.Ю. Акционерное общество: создание, реорганизация и ликвидация, М.: Тихомиров М.Ю., 2007, 205С.

146 Тихомиров М.Ю. Реорганизация и ликвидация общества с ограниченной ответственностью: новые правила, М.: Тихомиров М.Ю., 2010, 95С.

147 Трейси Б. Тайм-менеджмент по Брайану Трейси: как заставить время работать на вас, М.: Альпина паблишерс, 2010, 302С.

148 Турбанов А.В. Институт мирового соглашения в рамках реструктуризации кредитных организаций, М.: Юрист, 2003, 92С.

149 Фарсон Р. Менеджмент абсурда: аспекты лидерства, которые часто остаются незамеченными, М.: София, 2006, 192С.

150 Фомичев А.Н. Стратегический менеджмент, М.: Дашков и К, 2010, 468С.

151 Фридман А. Вы или Вас: профессиональная эксплуатация подчиненных, М.: Добрая книга, 2010, 496С.

152 Фролов А.М. Формирование и развитие управленческих команд в коммерческих организациях, М.: Анкил, 2010, 148С.

153 Халан И.С. Управление временем, М.: Диля, 2009, 96С.

154 Хаммер М., Чампи Д. Реинжиниринг корпорации: Манифест революции в бизнесе, М.: Манн, Иванов и Фербер, 2007, 288С.

155 Чеканский А. Н., Коцоева В.А. Управленческая экономика: практика применения, М.: Дело АНХ, 2010, 172С.

156 Черемных О.С., Черемных С.В. Стратегический корпоративный реинжиниринг: процессно-стоимостной подход к управлению бизнесом, М.: Финансы и статистика, 2006, 736С.

157 Четыркин Е. М. Финансовая математика, М.: ДЕЛО, 2010г. - 400С.

158 Чураков Е. П. Прогнозирование эконометрических временных рядов, М.: Финансы и статистика, 2008. - 208С.

159 Шакиров Ф.К. Организация сельскохозяйственного производства, М.: КОЛОСС, 2003

160 Шакиров Ф.К., Королев Ю.Б. Организация сельскохозяйственного производства и менеджмент, М.: КолосС, 2008, 607С.

161 Шекшня С. Как эффективно управлять свободными людьми, М.: Альпина паблишерс, 2010, 206С.

162 Ширяев В.И., Баев И.А. Алгоритмы управления фирмой, М.: Книжный дом Либроком, 2009, 224С.

163 Яковлев Б.И., Яковлев В.Б. Организация производства и предпринимательства в АПК, М.: КОЛОСС, 2005

164 Яхонтова Е.С. Soft management: управление отношениями в компании, М.: Экономика, 2010, 470С.

165 Яхонтова Е.С. Soft management: управление отношениями в компании, М.: Экономика, 2010, 470С.

166 Basel Committee on Banking Supervision (BCBS) "International convergence of capital measurement and capital standards", June 2006

167 Cherchill G.A. Jr., Nielsen A.C. Jr. Marketing research, NY: The Dryen press, 2007, 753P.

168 Council Directive #89/647/EEC Оn a solvency ration for credit institutions of 18 December 1989

169 Council Directive #92/121/EEC of 21 December 1992 on the monitoring and control of large exposures of credit institutions

170 Dowd K. Beyond Value at Risk: The new science of risk management, NY: John Wiley & sons, 2008, pp. 126-129

171 Drucker P.F. Classic Drucker, NY, 2006

172 Drucker P.F. Concept of the corporation, NY, 1983

173 Drucker P.F. Management tasks, responsibilities, practices. NY, 1973

174 Drucker P.F. Post-Capitalist Society, NY, 1994

175 Drucker P.F., Collins J., Kotler P., Kouzes J., Rodin J., Rangan V. The five most important questions you will ever ask about your company. NY, 2008

176 Duck J.D. The change monster: the human forces that fuel or foil corporate transformation and change, Boston: Crown business, 2007, 320P.

177 Example risk assessment: poultry farm; L.: Health and Safety executive, 2010

178 Federal Reserve System (USA), "Supervisory guidance: supervisory review process of capital adequacy (Pillar 2) related to the implementation of the Basel II advanced capital framework", 07 December 2007

179 Follett M.P. Creating Democracy, Transforming Management. New Heaven: Yale University Press, 1938, 2003

180 Friedberg S.& Insel A. Linear algebra, Prentice Hall, 2006

181 Gaughan P.A. Mergers, Acquisitions, and corporate restructurings, NY: John Wiley & sons, Inc., 724P.

182 Gitman L.J. Principles of managerial finance, NY: Addison Wesley, 2008, 976P.

183 Graham H.T., Bennet R. Human resources management, NY: Prentice Hall, 2008, 598P.

184 Harris J. What did we earn last month? NACA Bulletin, 1936, pp. 501-526

185 Hull J. Options, futures and other derivatives, Prentice Нall, 2009

186 Kotler P. Principles of marketing, NY, 2008, 762P.

187 Kotler P., Bowen J., Makens J. Marketing for hospitality and tourism, NY: Prentice hall, Inc., 2008, 787P.

188 Mayo G.E. The Human Problems of an Industrial Civilization, L.: Routeledge, 2003, 194 P.

189 Mayo G.E. The social problems of an industrial civilization. L.: Routeledge, 2007, 200 P.

190 McGregor D. The Human Side of Enterprise. NY, 1961

191 McNamara C. Field guide to nonprofit program design, marketing and evaluation, Mineapolis: Authencity consulting LLC, 2008, 252P.

192 McNamara C. Field Guide to Nonprofit Strategic Planning and Facilitation, NY, 2005

193 Ooghe H., Balcaen S. Are failure prediction models transferable from one countryto another? An empirical study using Belgian financial statements. - Ghent: Ghent university, 2002. - 51p.

194 Pearson N.D. Risk budgeting: portfolio problem solving with Value-at-Risk" San Francisco: Wiley Finance, 2002, 2008

195 Reed S.F., Lajoux A.R. The art of M&A: a merger/acquisition/buyout guide, NY: McGraw-Hill, 2006, 960P.

196 Rodrick J., Grumbly T., and others Poultry inspection: the basis for a risk-assessment approach, Washington D.C.: NATIONAL ACADEMY PRESS, 1987

197 Roosevelt"s F.D. Тreatment about an effective management: The Functions of the Executive, NY, 1938

198 Shah A.& Thomas S. Market microstructure considerations in index construction, Chicago: CBOT Research Symposium Proceedings, 2006, pp. 173-193

199 Shim J. K., Siegel J. Financial management for nonprofits: the complete guide to maximizing resources and managing assets, NY, 2007

200 Simon E. Great ages of Man: the reformation, NY, 1966

201 Stress-testing by large financial institutions: current practices and aggregation issues, Basel: Switzerland Bank for International Settlements, 2000

202 The First Council Directive #77/780/eec of 12 December 1977 on the coordination of laws, regulations and administrative provisions relating to the taking up and pursuit of business of credit institutions

203 The Second Council Directive #89/646/eec of 15 December 1989 on the coordination of laws, regulations and administrative provisions relating to the taking up and pursuit of business of credit institutions and amending Directive #77/780/eec as corrected

204 Thomas S. Derivatives markets in India, Tata: McGraw-Hill, 2007, Ch. 24, pp. 225 - 233

205 Thompson A., Strickland A., Strategic management, NY: McGraw-Hill companies, 2007, 1088 p.

206 US government Economic Research Service, Harwood J., Heifner R., Coble K., Perry J. and others Managing RISKS in Farming: Concepts, Research and Analysis, US Department of Agriculture, Agricultural Economic Report #774, 2006

207 Yuh-Dauh Lyuu "Financial engineering and computation: principles, mathematics, algorithms", Cambridge university press, 2007, 2009

208 Бобылева Г.А. Экономический рост птицеводства России: диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук: 08.00.05. - Москва, 2007. - 178С.

209 Воронин Б. А. Становление аграрно-правовой науки и актуальные проблемы ее развития: диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук по специальности 12.00.06, Уфа: 2000

210 Гааг А.В. Повышение эффективности бройлерного птицеводства на основе интенсификации (на примере бройлерных птицефабрик Новосибирской области): диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук: 08.00.05. - Новосибирск, 2006. - 146С.

211 Головина А.Н. Теоретико-методологические основы развития и управления специализацией и кооперацией производства: диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук: 08.00.05. - Екатеринбург, 2002. - 426с.

212 Марамыгин М.С. Денежно-кредитная политика в системе государственного регулирования инвестиций, диссертация на соискание ученой степени Доктора экономических наук, 2001г.

213 Мокроносов А.Г. Структурная перестройка регионального машиностроительного комплекса в условиях формирования рыночной экономики: теория, методология, практика: диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук: 08.00.05. - Екатеринбург, 1996.

214 Неганова В.П. Формирование и развитие маркетинговых стратегий предприятий АПК (на примере Уральского экономического региона): диссертация на соискание ученой степени докотора экономических наук: 08.00.05. - Екатеринбург, 2000. - 426с.

215 Неганова И.С. Повышение конкурентоспособности предприятий на основе развития ключевых компетенций: диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук: 08.00.05. - Екатеринбург, 2006. - 200с.

216 Никифорова Е.А. Экономическая оценка последствий банкротства предприятий АПК: дисс. канд. экон. наук: 08.00.05 Великие Луки, 2004, 159 С.

217 Печерцева О.Н. Концепция и методика оценки управления рисками в малых предприятиях АПК: дисс. канд. экон. наук: 08.00.05: Челябинск, 2002, 187 стр.

218 Чиликов А.А. Основные направления повышения экономической эффективности промышленного птицеводства (на материалах Нижегородской области): Дисс. На соискание ученой степени кандидата экономических наук: 08.00.05: Н. Новгород, 2003, 214С.

219 Шарапова О.П. Стратегическое развитие птицеводческих предприятий Амурской области: диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук: 08.00.05. - Великий Новгород, 2009. - 148С.

220 Шеломенцев А.Г. Теория и методология эволюции хозяйственных сообществ в реальном секторе национальной экономики: диссертация на оискание ученой степени доктора экономических наук: 08.00.05. - Екатеринбург, 2003. - 269с.

221 Агарков Г.А., Кормышев В.М. Управление финансовми ресурсами государственного вуза в рыночных условиях (информационное и математическое моделирование)//Университетское управление, ?4 (1998)

222 Александр Мишарин: "Нам нельзя останавливать модернизацию аграрной отрасли"//Областная газета. - 2010. - ?3 (Март).

223 Бюллетень банковской статистики за период с 2004 по 2009 гг., ЦБРФ

224 Васин М. Банковский стресс-тест на дому//Банковское обозрение - 2009. - ?7/12(126)

225 Вестник Банка России за период с 2004 по 2009гг., ЦБРФ

226 Воронин Б. А. Проблемы обеспечения продовольственной незаивисимости Российской Федерации в условиях мирового финансово-экономического кризиса и международного регулирования сельскохозяйственной деятельности//Аграрное и земельное право. - 2010. - ?1. - С. 89-92

227 Воронин Б.А. Аудиторская деятельность в России: история, правовое регулирование//Аграрное и земельное право. - 2010. - ?1. - С. 75-80

228 Гальперн И. В борьбе за покупателя все средства хороши?//Птицеводство. - 2010. - ?3. - Стр. 8-9

229 Голембиовский С.А. Особенности бизнес-планирования в условиях повышенных рисков сельского хозяйства и агропромышленного сектора//Корпоративный менеджмент 7 (Июль) 2003, раздел: материалы 4-й конференции Роль аналитика в управлении компанией

230 Гордеев А. Алексей Гордеев увидел риски для АПК в 2009 году//Российская Газета ЭКОНОМИКА 12 (Декабрь) 2009

231 Деривативы//Market Times - 2010. - #1 (11)/Январь 2010г., стр. 35 - 40

232 Доброе имя нашей продукции//Тренды. События. Рынки. - 2007. - ?9 (12). - с. 96

233 Зинченко А.П. Тенденции и факторы динамики себстоимости продукции животноводства//Вопросы статистики. - 2009. - ?12. - С. 44-49

234 Иванов И.Д. Единый внутренний рынок ЕС: свет, тени, историческая перспектива//Современная Европа ?2 (2004)

235 Киселева Е. А. Оценка деятельности топ - менеджеров по компетенциям//Справочник по управлению персоналом, ?10, 2004

236 Клюкач В., Седова Н., Логинов Д. Маркетинговый мониторинг - универсальный инструмент управления рисками в АПК//АПК: Экономика, управление, ?9, 2008, стр. 14-18

237 Куры наспех//КОММЕРСАНТЪ, 2009

238 Куры наспех//ПТИЦЕВОДСТВО - ?9 - 2009

239 Отчет о развитии банковского сектора и банковского надзора за период с 2004 по 2009 гг., ЦБРФ

240 Притыкина А.А. Управление экономическими рисками в агропромышленном комплексе// Ставропольский СКГТУ "Экономика", ?6, 2002, 109 С. (11 стр.)

241 Скрынник Е. О реализации государственной программы развития сельского хозяйства в 2008 г. И предварительных данных за 2009 г.//ЭКОНОМИСТ. - 2009. - ?12. - С. 17-31

242 Статистическое обозрение за период с 2004 по 2009 гг., Госкомстат РФ

243 Урванцева И. Основное богатство "Рефтинской" - трудолюбивый коллектив//Птицеводство. - 2009. - ?3. - С. 11

244 Фалалеева Ю.Л. Внедрение системы анализа рисков на птицефабрике//Вестник Российской академии сельскохозяйственных наук. - 2007. - ?2. - С. 21-23

245 Фисинин В. Настоящее и будущее отрасли птицеводства//Птицеводство. - 2010. - ?2. - Стр. 2-5

246 Цапаев Д.Комплексный риск-менеджмент в банке//Банковское обозрение - 2004. - ?3(57)

247 Чехлыстова И.А. Основные способы минимизации экономических рисков системы АПК региона// Вестник СКГТУ ?3 (20), 2009 (6 стр.)

248 Юрьев К.Л. Политическая теория реформации//Вестник МГОУ, ?4, 2006, стр. 178-183

249 Aragones J.& Blanco C. Complementing VaR with Stress-Tests//Derivatives Week - 1999 - #9, pp. 5-6

250 Beverly F. Agricultural Risk Management, L.: Lynne Rienner Publishers, Inc., 1990

251 Contact chicken growers" "Housing Crisis"// Agricultural Law, #6 (14-th February) 2009, cover

252 Definitions//Code of Federal Regulations, Dec-Jan 2005/2006, Title 9

253 Dismukes R. Farm risk management: risk management strategies//Economic Research, US Department of agriculture, 12-th August 2009

254 Drucker P.F. Reflections of a social ecologist//Society, May/June 1992

255 Farmers face empty-nest syndrome amid chicken housing crisis//The Wall Street Journal, 6 (12-th February) 2009, p. A1

256 Featherstone A. M. & Crisostomo M. F. A portfolio analysis of returns to farm equity and assets//Central Journal of Agricultural Economics #12 (January 1990), pp. 9 - 21

257 Fishin V.I., Egorov I.A. Latest trends in poultry production development in Russia. High productive poultry cross and feeding peculiarities//Biomid World Nutrition Forum. - 2006; publicized in September 2007

258 Fowler E.M. It"s a "Law" now: Payrolls grow//New York Times, #5, 1957

259 Harwood J. & Coble K. The effects of the 1996 Farm Act on Agricultural Risk management, Toronto: Organized symposia presentation at the American Agricultural Economics Association annual meeting, 1997

260 Harwood J., Heifner R., Coble K., Perry J. and others Managing RISKS in Farming: Concepts, Research and Analysis, US Department of Agriculture, Agricultural Economic Report #774, 2006

261 Hull J. Pricing interest rate derivative securities//Rewiew of financial studies - 1990. - #3, pp. 573-592

262 Katolay A. An option-theoretic prepayment model for mortgages-backed securities//Journal of Theoretical and Applied Finance- 2004/2005 (December/January) - #8, Int.

263 Miller M. Value at risk: Uses and abuses//Journal of applied corporate finance - 1998. - #10(4), pp. 26-38

264 O"Sullivan J. A legacy of freedom//Imprimis, #6(37), 2008

265 Osborne S. Special Article: Implications of Russia"s new poultry import quotas//USDA Economic Research Service: Livestock, Dairy & Poultry outlook/LDP-M-106. - 2003-2006 (серия публикаций)

266 Parkinson C. N. Parkinson"s law//Economist, #9, 1955

267 Peter Drucker, the man who changed the world//Business review weekly, September, 1997, p. 49

268 Poultry risk management strategy//New Zealand Food Safety Authority, Poultry risk management strategy 2007-2010 (series of articles)//NZFSA, #9 (September), 2007

269 Robinson M.A. Contribution margin analysis: No longer relevant & Strategic cost management: the new paradigm//Journal of management accounting research. - 2001. - #2. - pp. 1-32

270 Compassion in World Farming официальный сайт

271 J.P. Morgan bank official site (www.jpmorgan.com)

272 Project SMART, Великобритания (www.projectsmart.co.uk)

273 Большой электронный словарь TheFreeDictionary, официальный сайт (www.thefreedictionary.com)

274 ИА Атэмар (Atemar), РФ, Официальный сайт: www.atemar.ru

275 Информационное агентство Answers.com, официальный сайт (www.wiki.answers.com)

276 Информационное фермерское агентство Think Quest, официальный сайт (www.library.thinkquest.org)

277 Методика риск-менеджмента ОАО "Новосибирская Птицефабрика" (обобщено исходя из внутренних официальных данных управленческого учета предприятия)

278 Модель риск-менеджмента ГУП СО "Птицефабрика "Свердловская"" (обобщено исходя из внутренних официальных данных управленческого учета предприятия)

279 Модель риск-менеджмента ОАО "Птицефабрика "Михайловская"" (взято с официального сайта: www.mikhbird.com)

280 Модель риск-менеджмента ОАО "Птицефабрика Калужская" (обобщено исходя из внутренних официальных данных управленческого учета предприятия)

281 Модель риск-менеджмента ООО Птицефабрика "Милана" (обобщено исходя из внутренних официальных данных управленческого учета предприятия)

282 МУСХП Птицеводческое хозяйство "Пионерское" (обобщено исходя из внутренних официальных данных управленческого учета предприятия)

283 Официальный сайт ИЦ Рейтинг (www.rating.ru)

284 Официальный сайт Кэмбриджского университета (www.cam.ak.uk)

285 Официальный сайт Министерства Финансов РФ (www.minfin.ru)

286 Официальный сайт птицефабрики Уралбройлер (www.uralbroyler.ru)

287 Официальный сайт Федеральной Службы Государственной Статистики (www.gks.ru)

288 Официальный сайт ЦБРФ (www.cbr.ru)

289 Система риск-менеджмента ХАССП на ЗАО "Птицефабрика РОСКАР" (обобщено исходя из внутренних официальных данных управленческого учета предприятия)

290 Электронная правовая система Гарант

291 Электронная правовая система Консультант Плюс

292 Электронный словарь BrainyQuote, официальный сайт (www.brainyquote.com)

ПРИЛОЖЕНИЯ

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Фактическое значение рисковых показателей А-матрицы для птицефабрик УрФО

Примечания к А-матрицам. Для анализа А-матриц были отобраны 9 групп птицефабрик, которые включают в себя более 32 птицеводческих фирм Уральского федерального округа и выпускают в совокупности 96,396% всей яичной продукции Уральского федерального округа. В совокупности это соответствует 97,365% охвата Свердловской области по показателю поголовья кур, или 70,913% от всего объема в Уральском федеральном округе (8,788% от всего производства в РФ) по данным на 2010 год. В среднем, если приравнять значимость Свердловской области и УрФО, то получится охват рынка в совокупности в 84,139%. Если приравнять значение основных типов продукции птицефабрик: яиц и кур, то получится совокупный охват УрФО 90,268%.

Теперь, определившись с объемом выборки А-матрицы, давайте определимся с обозначениями в ней самой. Ввиду громоздкости А-матрицы, в ней были оставлены лишь общие обозначения коэффициентов, так как мы с Вами уже рассматривали подробно особенности расчетов всех входящих в А-матрицу коэффициентов. 1 - это столбец, обозначающий Лимит шага. 2 - это столбец, обозначающий ? шага. 3 - это столбец, обозначающий код коэффициента. Столбцы 4,5,6 в А-матрице опущены, понимая, что они рассмотрены ранее. 7 - это столбец, обозначающий балл при НУ. 8 - это столбец, обозначающий Удельный вес. A - это ИТОГ 2006 года. B - это ИТОГ 2007 года. C - это ИТОГ 2008 года. D - это ИТОГ 2009 года. 9 - это ИТОГ 2010 года. E - это ИТОГ НУП НУ (Зона допустимого риска) 2006 года. F - это ИТОГ НУП НУ (Зона допустимого риска) 2007 года. G - это ИТОГ НУП НУ (Зона допустимого риска) 2008 года. H - это ИТОГ НУП НУ (Зона допустимого риска) 2009 года. 10 - это ИТОГ НУП НУ (Зона допустимого риска) 2010 года. 11 - это столбец Превышение норм. 12 - это столбец дополнительных сносок. В шагах 1 - 7 указанного столбца оценивается наличие или отсутствие превышения риска по показателю. Если столбец 12 принимает значение "Н", то это означает, что превышение рисков отсутствует; если он принимает значение "П" - то это означает наличие превышения риска по показателю. НТ означает специфические показатели прогнозирования вероятности банкротства. В сравнении с другими компаниями отрасли, входящими в А-матрицу, Вы можете сопоставить, является ли это, в целом, нормальным для отрасли или нет.

Следует заметить, что в данном исследовании приведена лишь основная часть А-матрицы , касающаяся конкуренции на рынке. В данной матрицы отсутствуют сведения о "союзниках" компании, а также раздел конкурентов, которые могут прийти на рынок, за одним исключением - в примере по расчеты базиса А-матрицы приводился крупный союзник-поставщик птицеводческого сектора в УрФО. Все компании взяты условными на основании реально существующих фирм. Еще одна часть А-матрицы, касающаяся банковского окружения птицеводческого сектора, рассмотрена немного позже, в разделе, посвященном построению А-матрицы для банковского сектора.

При помощи А-матрицы можно определить жесткость конкуренции на рынке и прогнозировать рисковое развитие отрасли региона в целом, минимизируя риски колебаний прогнозов. Этого можно добиться за счет применения разработанной автором методики оптимальной структуры компаний для прогнозирования рискового развития отрасли региона. Для данной методики необходимо сделать срез отрасли хотя бы за 6 лет так, как это, например, сделал автор. Вновь открывшиеся компании за данный период рассчитываются за тот срок, за который они фактически существовали. Остальные периоды приравниваются к 0 по рисковым показателям, поскольку компании не было физически. Большое количество вновь открывающихся компаний говорит, обычно, об инвестиционной привлекательности отрасли в данный момент времени, что является залогом развития отрасли.

Для того, чтобы рассчитать прогноз рискового развития отрасли, с минимальным риском отклонения от фактических будущих значений показателей, достаточно рассчитать прогноз по выборке компаний. Оптимальная выборка компаний для прогнозирования развития отрасли рассчитывается по формуле, разработанной автором (1):

Оптимальная выборка компаний для прогнозирования развития отрасли рассчитывается по формуле, разработанной автором [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Где: ОРС - это оптимальная рисковая матричная структура компаний отрасли для прогнозирования ее рискового развития (оптимальная структура будет соответствовать нижней строке матрицы). a, b, c, d, e, ...., n - это сами компании-прямые конкуренты в отрасли. 2 - это константа Лагранджа. Cov - это обозначение для ковариации, которая рассчитывается от совокупной суммы рисков компаний отрасли, полученных их А-матрицы. (-1) над матрицей означает, что матрица берется обратная.

Давайте определим прогнозные тренды развития птицеводства УрФО и Свердловской области как его части. Матрица ОРС будет иметь вид:

Таблица 1 - Матрица ОРС для Свердловской области (для примера рассмотрена п/ф из Тюмени)

Матрица ОРС для Свердловской области (для примера рассмотрена п/ф из Тюмени)  [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Последняя строка ОРС матрицы ОРС покажет оптимальную рисковую структуру компаний для прогнозирования трендов развития любой отрасли, в данном случае, для прогнозирования трендов развития отрасли птицеводства УрФО. Таким образом, тренд рискового развития отрасли птицеводства будет на 7,31% соответствовать трендам компании А, на 19,06% - трендам компании В и на 73,64% трендам компании Г. Компании В и А являются негосударственными. Потому тренд рискового развития отрасли будет складываться в будущем из трендов развития негосударственных птицефабрик в первую очередь. С 2011 года многие государственные птицефабрики пройдут реорганизацию, что полностью соответствует полученной из матрицы ОРС картины.

Если же рассматривать не Свердловскую область в отдельности, а весь УрФО, то получится нижеследующая картина.

Таблица 2 - Матрица ОРС для Уральского федерального округа

Матрица ОРС для Уральского федерального округа [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

ПР - это оптимальная выборка компаний для прогнозирования рискового развития отрасли региона; вместе с тем, данные компании одновременно являются наиболее рисково устойчивыми. Интерпретируя матрицу ОРС можно сделать вывод, что эффективное распределение стратегий риск-менеджмента идет, прежде всего, у птицефабрик ?1, ?3 и ?7. Средний эффективный рисковый эффект от применения их стратегий риск-менеджмента составляет 70,95; среднее отклонение среди наиболее эффективных компаний составляет 14,6; среднее значение совокупного риска к концу 2011 года составит 70,30 баллов.

Вместе с тем, текущую экономическую ситуацию можно охарактеризовать как экономическую нестабильность. Потому оценку эффективности риск-менеджмента лучше всего вести на основании методики определения стоимости под риском (VaR). Авторская методика заключается в расчете величины (VaR) для рисковых компонент птицеводческих хозяйств с целью прогнозирования развития отрасли в целом в случае, если экономическая ситуация будет ухудшаться. Для данных целей мы будем применять метод VaR 5 девяток по рассмотренному в книге алгоритму Питера Харта. Согласно алгоритму Питера Харта, оптимальный с точки зрения не флуктуативной и консервативной составляющей (как при методике ОРС), но по критерию соотношению доходности и риска, оптимальный риск-менеджмент соответствует показателям деятельности птицефабрик ?7, ?8, ?9 с долями соответственно 28%, 35% и 37%. Тогда среднее отклонение колебаний риска составит 10,31 балла; суммарный доход при срезе на конец 2010 года - в районе более 300 млн. руб. чистой прибыли. Основную рисковую нагрузку (в районе 50%) на данных птицефабриках составляет менеджмент денежных потоков, связанный с инвестиционным циклом. Данные компании придерживаются, в целом по экономике, консервативной финансовой стратегии, а в целом по подотрасли птицеводства УрФО - умеренно консервативной.

В условиях преодоления кризиса и роста экономики, - наиболее эффективными рисковыми стратегиями будут стратегии птицефабрик ?1, ?3 и ?7 и, в малой степени, компании ?2.

В условиях же продолжения или ухудшения экономической нестабильности, - наиболее оптимальными будут рисковые стратегии птицефабрик ?7, ?8, ?9.

Если разбить матрицу ОРС на компоненты риска (соответствуют итогам шагов), то будет просматриваться динамика трендов развития внутреннего менеджмента компании. Поскольку основной проблемой является менеджмент денежных потоков, то результаты по исследованию данной проблемы представлены в настоящем исследовании.

Проведя анализ ОРС для птицеводческого сектора УрФО по показателям блиц-анализа эффективности управления денежными потоками (шаг ?2 А-матрицы), было установлено следующее.

Таблица 3 - Матрица ОРС (по денежным потокам) для

Уральского федерального округа

Таблица 3 - Матрица ОРС (по денежным потокам) для  Уральского федерального округа [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Из анализа ОРС видно, что единственная оптимальная стратегия риск-менеджмента в области управления денежными потоками присутствует у птицефабрики ?5.

Таким образом, разработанное автором применение методик определения ОРС и VaR для рисковых компонент А-матрицы способно анализировать внутренние тренды развития отрасли, выискивать оптимальные отраслевые стратегии управления рисками в экономике и улучшать деятельность отдельных атомарных субъектов, занимающих определенную нишу в экономике региона страны.

На основании проведенного А-матричного анализа автор разработал следующие рекомендации для отрасли птицеводства в России, относительно того, каким образом можно улучшить данную отрасль.

Рис. 1.1 Рекомендации для подотрасли птицеводства РФ [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 1.1 Рекомендации для подотрасли птицеводства РФ

Примечания к схеме: ГПКК - это государственная программа контроля качества. В Россию сегодня массово импортируются товары АПК, чье качество зачастую бывает сомнительным, а иногда бывает даже опасно для жизни. В данном случае необходима единая государственная программа контроля качества продукции. С другой стороны, необходима также единая система контроля качества и за самой продукцией российских птицефабрик. Ведь сырье и корма, поставляемые на птицефабрики, также идут из заграницы (куры, корма, витамины, лекарства, ....), чья безопасность для жизни человека требует постоянного прохождения нормоконтроля. А ведь можно это все производить и у нас, в России!

ГППС - это государственная программа подготовки специалистов. Сегодня для управления птицефабрикой необходимы специалисты высокого уровня. С одной стороны, необходима государственная программа постоянной подготовки и повышений квалификации тех специалистов, которые уже работают в данной подотрасли. С другой стороны, необходима программа подготовки молодых специалистов и, одновременно, программа контроля качества за подготовкой специалистов по единой системе (стандарту).

ГПКС - это государственная программа консультирования специалистов. Птицефабрикам сегодня необходима комплексная государственная программа консультирования специалистов и помощи в разработке бизнес-стратегий. В случае возмездности такой услуги, желательно, чтобы в расчет принималась натуральная продукция.

В Министерстве сельского хозяйства необходимо наличие отдела топ- менеджмента, который будет вести государственные планы для фирмы, считать средства компаний и вести анализ рисков, и на основании всего этого давать хозяйствам сектора АПК обоснованные рекомендации, являясь, таким образом, вспомогательным стратегическим органом предприятия.

ГПРМиПиК - это государственная программа помощи в расширении маркетинговой, производственной деятельности и деятельности, направленной на производство комбикормов и утилизации отходов птицефабрик. Необходима помощь государства для птицефабрик УрФО в выходе их на рынки Москвы и Санкт-Петербурга, где присутствует максимальный платежеспособный спрос. Вместе с тем, в связи с дороговизной транспортных расходов, нужна помощь государства в системе транспортировок продукции птицеводства: пониженные тарифные сетки в случае использования железнодорожного транспорта, наличие специальных вагонов с рефрижераторами, программы обеспечения коротких сроков поставки. Также необходима государственная программа заключения и обеспечения договоров на долгосрочные поставки продукции в центральные регионы России.

ГППБ - это государственная программа в области обеспечения подушки безопасности отечественных птицефабрик. Подушкой безопасности может стать кредитная линия или наличие возможности моментального использования крупных целевых кредитов, по заниженным процентным ставкам, с возможностью расчета продукцией по кредитным договорам. Высокие процентные ставки являются причиной понижения рентабельности и роста рисков коммерческих птицефабрик. Так, рентабельность капитала средней коммерческой птицефабрики, составляет, обычно, в минимальных пределах 9%. Следует учесть и то, что птицефабрикам необходимы средства и на развитие производства, хотя бы в размере безрисковой процентной ставки в 5%, которая, с одной стороны, сумеет покрыть часть рыночного риска, с другой стороны, позволит оставить часть рентабельности заемного капитала в пользу фактического расширения производственных мощностей. Поэтому ставка по заемным средствам для птицеводства в России не должна превышать: 9%-5%=4%. Для птицефабрики 1 необходима подушка безопасности минимум в 470631 тыс. руб.; для птицефабрики 2 - в 38 394 тыс. руб.; для птицефабрики 3 - в 13 975 тыс. руб.; для птицефабрики 4 - в 9 340 тыс. руб.; для птицефабрики 5 - в 44 237 тыс. руб.; для птицефабрики 6 - в 15 622 тыс. руб.; для птицефабрики 7 - в 47 631 тыс. руб.; для птицефабрики 8 - в 1000232 тыс. руб.; для птицефабрики 9 - в 23 106 тыс. руб.;

ГПЗП - это государственная программа закупки продукции птицефабрик в любых объемах по гарантированным ценам, чтобы у птицефабрик была возможность использовать средства для развития и модернизации производства.

ГПВЗПК - это государственная программа выделения земли под производство комбикормов для птицефабрик. Закупка импортных комбикормов может не гарантировать качества и доступности цены отечественной продукции птицеводства. Вместе с тем, наличие такой программы позволило бы птицефабрикам самим наладить базу для производства комбикормов на приемлемых основаниях.

Вместе с тем, производство комбикормов на территории РФ способно дать дополнительные рабочие места в сельской местности, что будет являться важным критерием ее развития.

Наличие эффективных действующих программ в данных направлениях позволит сократить риски для птицеводства на 73,4% и увеличить объемы производства и реализации продукции на 231% в течение следующих 5 лет.

Самим птицефабрикам также следует изыскивать алгоритмы для повышения эффективности своей деятельности. Существуют два типа проблем птицеводческих хозяйств в УрФО:

Первым типом являются проблемы птицефабрик государственной формы собственности (ГУП - государственные унитарные предприятия). В данных типах хозяйств значительно отстает инвестиционный цикл (ИП - инвестиционный процесс). Об опасности дисфункции инвестиционного цикла для компании было рассказано ранее в настоящем исследовании. У государственных птицефабрик огромный избыток ликвидных средств, как следствие, значительно отстает в развитии инвестиционный цикл, вследствие крайне консервативной финансовой стратегии. Таким компаниям можно посоветовать следующее:

1) Необходимо заключение долгосрочных договоров на поставку куриной продукции по широкому ассортименту для Москвы и Санкт-Петербурга.

2) Необходимо укрупнение перерабатывающих цехов на каждой птицефабрике, с целью разработки мощностей для существенного увеличения выпуска и расширения ассортимента.

3) Необходимо расширение ассортимента продукции, например, производства куриных консервов, по аналогии с птицефабриками США. Консервы необходимы не просто куриные, а ассортиментные, например, салаты с присутствием куриной продукции для походов и дач; производство цыплят табака; ассортимента шашлыков из куры в ведерках; шашлыков из молодых цыплят; обработанные суповые наборы и так далее; а также необходима реклама продукции расширенного ассортимента.

4) Необходимо применение контрактарной стратегии поставок продукции для армии, флота, геологических экспедиций, школ, детских садов, интернатов, больниц, ..... Возможна поставка как полуфабрикатов, так и готовой продукции.

5) Необходимо расширенное производство комбикормов, равно как и создание кормовых цехов на птицефабриках, которые бы принимали у населения полезные травы, ягоды и корма для курей (например, крапиву, которая улучшает качество и цвет желтка); данные цеха смогли бы производить добавки к кормам.

Вместе с тем, проблемы частных птицефабрик (ЧС - частная собственность) идут от высокого использования заемного капитала (ЗК), который существенно снижает эффективность и рентабельность производства продукции и вызывает рисковые колебания на птицеводческих хозяйствах. Таким компаниям необходима подушка безопасности, а также:

1) Работа с подушкой безопасности и ее поддержании на указанных ранее для птицефабрик УрФО объемах.

2) Работа с ассортиментом и его расширением.

3) Необходимо применение контрактарной стратегии поставок продукции для армии, флота, геологических экспедиций. Для данных целей в ассортименте продукции необходимо ориентация на производство закусок.

4) Необходимо собственное производство комбикормов.

5) Необходимо наличие отдела риск-менеджмента на птицефабрики, который бы анализировал риски и пути их избегания для птицефабрики.

Для частных и государственных птицефабрик присутствует проблема сильных колебаний рисков (КолР). Данные колебания способны обеспечить стабильность бизнес-системы птицепродуктового подкомплекса в долгосрочной перспективе - более 30 - 50 лет. Но в России прогноз на такие сроки может быть необоснован. Для достижения эффекта в краткосрочной перспективе колебания рисков необходимо минимизировать по финансовому, операционному, маркетинговому и инвестиционному циклам. И здесь встает парадокс: у крупных коммерческих птицефабрик колебания рисков по отношению к доходности существенно меньше (по результатам VaR анализа, проведенного ранее), чем у более мелких коммерческих и государственных.

Вместе с тем, оптимальную рисковую нагрузку для экономики региона несут в себе государственные птицефабрики. Таким образом, частные птицефабрики делают экономику региона более устойчивой в случае кризиса и нестабильности, а государственные птицефабрики в условиях стабильной экономики успешно распределяют рисковую нагрузку между собой таким образом, что совокупный риск от птицеводческого сектора в экономике флуктуирует не сильно, в сравнении с прочими птицефабриками.

Для противодействия рискам, государственным птицефабрикам необходимо переносить рисковую нагрузку на инвестиционный цикл, а коммерческим - на финансовый. В данном случае возможно равновесие птицеводческой отрасли в регионе. Таким образом, рисковая стабильность птицеводческого сектора региона рассчитывается по разработанной автором формуле:

Ф2 [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)] (2)

Рисковая стабильность отдельной птицефабрики рассчитывается по разработанной автором формуле:

Ф3 [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)] (3)

Где: Рi - это совокупный рисковый балл по шагу показателей i в части превышения его величины лимитов рисковой деятельности Бi. Рi - это колонка итога каждого шага в А-матрице для каждой j-й компании. i - это наименование шага. 1 - это перееденное в коэффициент значение А-матрицы (соответствует 100 рисковым баллам).

В случае, если данные неравенства выполняются, то каждую птицефабрику можно назвать стабильной, а отрасль - устойчивой.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Эмпирическая эффективность методик управления рисками

Эмпирическая эффективность методики комплексного анализа и управления рисками, рассчитанная на примере УрФО, составляет:

Tick [] Эффект повышение точности расчетов - в 1,36 раза;

Tick [] Сокращение временных затрат в рамках фин. и рисковых отделов составит: 27%;

Tick [] Сокращение рабочих мест составит 5%;

Tick [] Социальный эффект заключается в практическом применении данной методики на предприятиях и в учебном процессе образовательных учреждений высшего профессионального образования.

Tick [] Совокупная эффективность мат. инструментария методики равен 903,16% (частный эффект - в 21,22 раза; общий эффект - в4,875 раза).

Tick [] Совокупный эффект снижения рисков составит 19%

Эмпирическая эффективность А-матрицы просматривается через призму ретроспективных компонентов.

Эмпирический эффект в точности расчета для А-матрицы [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 2.1 - Эмпирический эффект в точности расчета для А-матрицы

Эмпирический эффект в сокращении рабочих мест для А-матрицы [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 2.2 - Эмпирический эффект в сокращении рабочих мест для А-матрицы

Эмпирический эффект сокращения рабочего времени (в рамках отделов управления финансами и рисков) для А-матрицы [Александр Шеметев (Alexander A. Shemetev)]

Рис. 2.3 - Эмпирический эффект сокращения рабочего времени (в рамках отделов управления финансами и рисков) для А-матрицы

Общие данные по эффективности А-матрицы:

Tick [] Повышение точности расчета: в 4,86 раза;

Tick [] Сокращение рабочих мест: на 7,7%;

Tick [] Сокращение рабочего времени составит 47% (в рамках отделов);

Tick [] Расширение спектра анализа: на 82%;

Tick [] Сокращение затрат на сбор данных: на 98%;

Tick [] Повышение эффекта мониторинга (включая оптимизационных трансформации): на 76%;

Tick [] Повышение прогностического эффекта в возможности реализации превентивных мер: на 37%;

Tick [] Сокращение минимальных требований к компетенции (для восприятия результатов промежуточных и итоговых расчетов): в 17,1 раза;

Tick [] Совокупная эффективность мат. инструментария методики составляет - в 3386,875 раза (частный эффект - в 5550 раз; общий эффект - в 1218,75 раза);

Tick [] Общее снижение рисков: в 3,79 раза.